Александр Журба (alexjourba) wrote in rabota_psy,
Александр Журба
alexjourba
rabota_psy

Блоги / Юнис Теймурханлы : Поздняя любовь

Перепост - Блоги / Юнис Теймурханлы : Поздняя любовь

«Я все детство пыталась понять, кто из моих родителей виноват в их неудачном браке?»,— начала свой откровенный рассказ гостья. «Много раз слышала от мамы историю их первой встречи. Но так и не разобралась, что заставило этих разных людей жить вместе, создать семью. То ли желание отца вырваться из деревни и переехать в город, то ли мечта матери поскорее покинуть отцовский дом, где царило неблагополучие и всем «рулила» мачеха»,— продолжала гостья.

Вскоре у молодоженов родилась дочь — моя собеседница. А через несколько лет — и ее брат. Родители продолжали жить в недоверии, подозрениях, постоянных скандалах и ссорах. Глава семейства пил и погуливал. А жена регулярно устраивала разборки, пытаясь вывести его на «чистую воду», переживала, плакала по ночам. И вскоре превратилась в вечно раздраженную и замученную жизнью женщину.

«Время шло. Я выросла, вышла замуж, родила сына»,— продолжала гостья «Но через пару лет мы развелись. Как принято говорить — не сошлись характерами. Я осталась одна с ребенком на руках. А мама всё продолжала «воспитывать» и воевать с отцом»

Вскоре повзрослел младший сын, покинул родительский дом, оставив родителей наедине друг с другом.
И все разом закончилось.


Супруги развелись. Отец нашел другую женщину. А мать осталась одна. «И переключилась на меня»,— голос собеседницы чуть дрогнул. «Мне приходилась несколько раз в день выслушивать маму по телефону — про ее бесконечные проблемы в жизни, болезни, несправедливость, предательство, претензии ко всем вокруг — к брату, друзьям, коллегам и даже соседям. Весь мир был выкрашен одним цветом — черным. Мама превращала нашу жизнь в невыносимое существование».

Так продолжалось почти два года. Но со временем мать взяла себя в руки, успокоилась, перестала часто звонить. И дочь наконец вздохнула с облегчением, переключившись на собственную жизнь.

«Завертевшись в делах, я однажды со страхом обнаружила, что не слышала маму почти десять дней», — продолжала моя собеседница. «Я кинулась ей звонить, но телефон не отвечал. Помчалась к ней, но дверь была заперта. И дома — никого. Я не на шутку испугалась».

Дочь успокоили коллеги матери по работе. Они сообщили девушке, что с женщиной все в порядке. Но и они не знали, что с ней происходит после работы.

«Наконец мама нашлась»,— искра мелькнула в глазах гостьи «Она позвонила мне через пару дней. Ее голос впервые в жизни звучал по другому — бодрый, веселый и непривычно счастливый, как у девчонки. С каким-то явным смущением мама принялась оправдываться, рассказывая мне про визит к дальней родственнице, которую я никогда не видела».

Дочь искренне радовалась переменам в настроении матери. Ей была абсолютно безразлична истинная причина. Ведь главное, женщина была довольной и счастливой.

Прошло три месяца. Дочь почти не видела мать, редко слышала ее по телефону.

Однажды моей собеседнице потребовался небольшой ремонт по дому. «И мама, к моему большому удивлению, предложила помощь незнакомого мне мужчины»,— вспоминала гостья. «Мне вмиг все стало ясно. У мамы появился любимый человек. А с ним — и смысл жизни. Она наконец нашла свое женское счастье — встретила свою позднюю любовь»

Но женщина скрывала свои отношения от сына. «Он — всегда на стороне отца. И никогда не примет моей новой жизни. Зачем ему знать?»,— переживала мать, несмотря на то, что ее бывший муж давно жил с другой женщиной.

Прошло пятнадцать лет. Счастливых лет. Первые пять из них пара жила неразлучно. «Но женское счастье бесконечно только в сказке»,— с грустью заметила гостья. «Однажды оно уходит. Навсегда».

У гражданского мужа после смерти жены осталась единственная дочь. Девушка много лет была одинока. Но наконец завела роман. И вскоре родила счастливому отцу внука. Молодая мать жила с ребенка, в пригороде, в доме без удобств. И сильно нуждалась.

Как настоящий любящий отец, мужчина принял единственное приемлемое для себя решение — продать небольшую квартиру, где он жил со своей гражданской женой, чтобы помочь дочери построить просторный и комфортный дом. И вынужден был переехать к ней, чтобы помогать по хозяйству. И воспитывать любимого внука. По той же самой причине мужчина наотрез отказался жить в квартире своей гражданской жены. И предложил ей переехать в новый дом — к его дочери. И женщина согласилась — она сильно любила своего мужчину. И готова была разделить с ним его заботы.

«Но жизнь ставила ее женскому счастью новые преграды»,— с грустью продолжала гостья. «Мой брат в тот год женился. И вскоре у него родился первый ребенок — дочь. Мама, особо не посвящая сына в хитросплетения своей личной жизни, разрывалась между двумя домами. И ушла в жизнь семьи сына с головой, помогая молодой семье воспитывать внучку».

«Отец ушел от жены. И почти год слоняется по знакомым»,— ошарашил женщину однажды сын. «Папа никому не нужен, живет сейчас в какой-то сторожке. Он вернется к тебе в квартиру, мама», — предложил сын обескураженной женщине.

И она не колеблясь согласилась. Ведь ни сама себя, ни дети не простили бы ей, если бы отец сгинул в одиночестве.

«И папа вернулся в квартиру к маме»,— продолжала гостья. «Наши родители — любимые и родные — снова оказались под одной крышей. Они жили в разных комнатах. Папа — в телевизоре на диване. А мама — разрываясь между семьей и любимым мужчиной».

Гостья призналась мне, что очень тепло относилась к гражданскому мужу матери. И была ему безгранично благодарна за ее счастливые годы, за ее женское счастье. И за его чуткое и трогательное отношение к ней и к матери.

Шли годы. Каждый жил для своих детей и внуков. И все реже — друг для друга. В те редкие вечера, когда любящие друг друга пожилые люди могли созвониться или увидеться — они были самыми счастливыми людьми.

В тот год мужчине исполнилось восемьдесят четыре года. А через неделю после дня рождения у него случился обширный инсульт.

«Он в реанимации, в коме»,— однажды поздно вечером услышала дочь крики матери в телефоне. Через час они вместе уже мчались в больницу.

По дороге женщина не переставая плакала. Она сокрушалась, что на последней встрече ее любимый мужчина был чем-то сильно расстроен. А она, как обычно занятая своими заботами и мыслями, не уделила ему достаточно внимания.

«Кем вы приходитесь больному?»,— строго спросил охранник на пороге приемного отделения. «Никем»,— после небольшой паузы сквозь слезы ответила женщина. «Не положено»,— сухо ответил сотрудник больницы, захлопнув перед носом дверь.

«Разве так должны были мы проститься?»,— плакала женщина, стоя в обнимку с дочерью в февральской ночи.

Мужчина умер после полуночи — всего в паре сотен метров от любящей его женщины, безмолвно стоявшей все это время внизу перед закрытой наглухо больничной дверью.

«Я еще долго катала маму по городу — ей нельзя было оставаться одной, нужно было выговориться и немного успокоиться»,— завершала свой рассказ гостья. «Ведь дома — в коммунальной квартире — сидел перед телевизором отец. А ему не за чем было ни о чем знать».
Tags: автор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments