lesnoy_strig (lesnoy_strig) wrote in rabota_psy,
lesnoy_strig
lesnoy_strig
rabota_psy

Психиатрические истории. Часть вторая. Сахар Мании Карловны и чтение Ясперса.

Антон Виссарионович Подражаев был завсегдатаем клиники, старейшим пациентом, которого любил младший медицинский персонал.  «Видно предназначенье мне было великое!», - так всегда думал и поступал Антон Виссарионович.
Еще в юности, увлекшись прозой, Антон Виссарионович решил, что, как и  Чехов, будет писать короткие рассказы, тем более что имя у него было подходящее. Решить то решил, но рассказы не писались. Антон Виссарионович прочитал, что  Чехов страдал чахоткой, появилась идея, что если Антон Виссарионович тоже заболеет чахоткой, то его талант развернется вовсю ширь, возможное отсутствие таланта не рассматривалось, как факт.
Устроился санитаром в туберкулезную больницу, изводил себя работой, ничего ни ел, с наслаждением дышал нездоровым воздухом палат, насквозь пропитанных палочками Коха. Вследствие усердия туберкулез он поимел, а таланта так и не приобрел, туберкулез, правда, вылечили, каверны зарубцевались, однако лихорадочный блеск в глазах остался.
Далее последовали, сменяя друг друга, увлечение  Булгаковым и его романами, соответственно появилось пристрастие к морфину, затем не долгое увлечение бардовской песней, откуда появился алкоголизм и ревматизм от долгого сидения в мокрой палатке перед потухшим костром в ожидании вдохновения, но муза не пришла, а ревматизм заглянул на огонек, песни не рождались.
Потом случилось прекрасное, Антон Виссарионович, упав с третьего этажа, изображая влюбленного, как в каком-то романе, сейчас и не упомнишь в каком, получил черепно-мозговую травму, вследствие чего образовалась эпилепсия, наконец-то, подумал Антон Виссарионович, так и до  Достоевского не далеко, и отправился, нет, не писать роман, а в ближайшие игровые автоматы проигрывать бабушкину пенсию, пенсию проиграл, затем последовала квартира, но лавры  Достоевского так и не осенили его чела.

Так он жил, а точнее говоря бомжевал, пока не оказался в клинике, где жизнь его устроилась, да и соседи были что надо. В клинике Антон Виссарионович выпускал стенгазету, где рисовал огромные красные буквы заголовков, которые отбрасывали тень, вырезал картинки, писал статейки, чем был удовлетворен до поры до времени.
Антон Виссарионович, как человек, ищущий себя, да так и ненашедший, кочевал из палаты в палату, менял диагнозы, врачи, лечившие Антона Виссарионовича, приходили и уходили, так протекала его жизнь в клинике.
Пока у Антона Виссарионовича не появилось новое увлечение, этим увлечением стала психиатрия, а образцом для подражания был выбран Невроз Степанович главный врач клиники.  Антон Виссарионович научился копировать походку, голос и интонации Невроза Степановича, он делал это в тайне ото всех. Почитывал учебники и монографии по психиатрии, особенно ему полюбился Ясперс, забирался под кафедру и оттуда наблюдал за клиническими разборами, внимательно слушая и запоминая, что и как говорят врачи, и что отвечают пациенты.
Он не всегда был согласен с поставленными диагнозами и назначенным лечением. Вот в чем нашел себя Антон Виссарионович Подражаев, в подражании другому, в таком перевоплощении, что и не отличишь.
По ночам он забирался в кабинет главного врача, садился в кожаное кресло, важно перебирал бумаги на столе, копировал подпись главного, получалось, как настоящая. Однажды подписал важные документы, которые были отложены до следующего дня хозяином кабинета, да так хорошо, что с утра Невроз Степанович удивился, когда это он успел. Так бы и продолжалась эта тайная игра, но судьбе было угодно другое, тайное сделать явным.
Медсестра Мания Карловна, экономившая всю свою жизнь на себе, не могла простить пациентов психиатрической клиники за то, что те ели дорогие и очень дорогие лекарства и никак не хотели быстро выздоравливать, поэтому она таблетки она прятала, а больным выдавала сахарозаменитель.
Далее Мания Карловна так увлеклась своей подрывной деятельностью, и остановиться уже не могла, толкла таблетки, подсыпала во все сахарницы клиники, а где пили чай без сахара, там сыпала в солонки. Невроз Степанович, любивший чай с сахаром, потихоньку стал доходить, просветления закончились, их сменили помутнения рассудка, сопровождавшиеся припадками ярости.
После одного из таких припадков Невроз Степанович так вспотел, что отправился в душевые клиники. Как на грех, чуть позже туда же отправился и Антон Виссарионович, увидев в душевой костюм главного врача на вешалке,  он вспомнил: «Видно предназначенье мне было великое!». Надел костюм, и отправился в теперь уже свой кабинет. По дороге все раскланивались с Антоном Виссарионовичем, который превратился и уже окончательно в Невроза Степановича. А Невроз Степанович вышел из душа, обнаружил пропажу костюма, нацепил на себя пижаму Антона Виссарионовича, которая сидела как влитая, отправился в свой кабинет, в свой бывший кабинет.
В коридорах клиники он ловил на себе странные взгляды, взгляды скользили, не узнавали, не оказывали привычного уважения и подобострастия. Ничего, думал Невроз Степанович, сейчас доберусь до кабинета, и тут они у меня попляшут. Открыв дверь, Невроз Степанович увидел в своем кресле самого себя, нет, не Антона Виссарионовича, а самого себя.
Это произвело ужасающий эффект на ослабевшую от сахара Мании Карловны психику Невроза Степановича. Случился припадок, прямо на пороге корчился, скрежетал зубами и исходил на страшный крик, бывший главный врач клиники. Новый же главный врач, бывший больной Антон Виссарионович, а теперь главный врач Невроз Степанович, быстро вызвал санитаров, которые немедленно скрутили несчастного, и уволокли в палату для буйных, где и по сей день томиться уже совсем больной и измученный бывший главный врач Невроз Степанович. А клиникой управляет, причем весьма успешно, в лучших традициях, так сказать, бывший больной Антон Виссарионович, а теперь настоящий главный врач клиники Невроз Степанович. Занавес.
Tags: автор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments