Законодательные инициативы по психологической помощи и психотерапии в РФ


30 - 31 марта проходил Всероссийский конгресс с международным участием «Отечественная психотерапия и психология: становление, опыт и перспективы развития».

На круглом столе «Законодательные инициативы в области оказания психологической помощи и психотерапии в Российской Федерации» участники конгресса обсуждали подготовку специалистами МГУ и представителями РПО закона о регулировании психологической деятельности.

Модераторами круглого стола выступили Шаболтас А.В. и Бабин С.М.

Состоялись доклады Макарова В. В., Бабина С. М., Шаболтас А. В., Решетникова М. М., Костроминой С. Н., Курпатова В.И., Исуриной Г.Л., Демьяненко А.М. В прениях участвовали  Ульянов И.Г., Катков А. Л., Караваева Т.А., Лях И.В., Галиев Р.Ф., Холмогорова А.Б., Лаврова Н.М., Поташевская Т.Г.

Макаров В.В. – профессор, доктор мед. наук, президент ОППЛ и национальной саморегулируемой организации «Союз психотерапевтов и психологов». Он подчеркнул, что свою законодательную активность ОППЛ начала еще в 1998 году, но проект не был принят, т.к. не получилось договориться друг с другом: «Нам нужен целый пакет законов и нам важно договариваться в нашем профессиональном сообществе. У нас нет проекта закона, который мы сегодня обсуждаем, это нонсенс. Но сейчас, когда идет обсуждение его подготовки, огромная армия профессиональных психотерапевтов с психологическим образованием, психологов-консультантов в этом не участвует... С моей точки зрения, крайне необходимо, чтобы они участвовали… У меня есть некоторое беспокойство, поскольку были такие законы в нашей стране, которые действующих специалистов просто отсекали – они не могли уже действовать в этой области или должны были получать очень большое дополнительное образование…».

Решетников М.М. – профессор, доктор психологических наук, ректор Восточно-европейского института психоанализа, член президиума РПО: «…Что мне нравится в этой ситуации – проект нового закона готовят психологи и мы не должны пытаться угодить психиатрам… Я очень надеюсь, что закон о психологической модели психотерапии появится… У нас появилось около 40 тысяч психологов, которые занимаются психотерапией, и с этой тенденцией ничего нельзя сделать, она будет только нарастать. Я считаю, что сделать психотерапевта из врача гораздо труднее, чем из психолога…».

Демьяненко А.М. – психиатр, психотерапевт, зав. отделением Городской психиатрической больницы № 7 им. академика И.П. Павлова (Клиника неврозов): «…Если мы говорим о границах компетенции и эффективности психотерапии, мы прекрасно знаем, что психотерапия эффективна и компетентна там, где те или иные сложности и проблемы, включая симптоматические (например, неврозы) созданы самим человеком и мы не можем сделать так, чтобы человек не имел этих сложностей. В психотерапии мы разными способами стремимся к тому, чтобы данный человек осознал, как он участвовал в создании своих сложностей и проблем... Для меня большой вопрос, что такое медицинская психотерапия, потому что, насколько я себе представляю, на сегодняшний день не существует ни одного вида психотерапии, который в основе своей не имел бы какую-нибудь психологическую модель… Я встречаюсь с некоторым оксюмороном … «немедикаментозная психотерапия». Это как? Если кто-то потрудится мне объяснить, что такое медикаментозная психотерапия, это будет открытием для меня… Назрел острый вопрос о пересмотре термина «медицинская психотерапия»… Прежде чем мы будем обсуждать закон, нам надо договорить о том, что мы называем психотерапией, как будет осуществляться лицензирование».

Исурина Г.Л. – канд. психол. наук, доцент, ведущий научный сотрудник отделения неврозов и психотерапии Национального центра психиатрии и неврологии имени В.М. Бехтерева: «… Я считаю, что этот закон никому не нужен… Излишняя регламентация никогда ни к чему хорошему не приводила... Термин «психологическая помощь» вообще непонятно какое содержание имеет, потому что это такое стыдливое прикрытие занятия психолога психотерапией… Ни в одной стране мира нет закона о психологической помощи; есть законы о психотерапии, где фиксируется место психолога при соответствующей подготовке как выступающего на равных с врачом, при этом определенный сектор в этой сфере отводится также социальным работникам… Я считаю этот закон преждевременным – у нас нет ни достаточных собственных представлений, ни общественных условий…».

Шаболтас А.В. – кандидат психологических наук, декан факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета, председатель Этического комитета Российского психологического общества: «…Вокруг закона и даже слухов о том, что будет закон, развернулась какая-то безумная дискуссия и иногда читая какие-то комментарии в сети Интернет, я думала, что мы вообще говорим о разных вещах. Я совершенно согласна с тем, что не надо торопиться и все, что делаешь, надо делать хорошо… Жесткая регламентация, особенно если это государственная система, может ни к чему не привести… Этот круглый стол объединяет психологию и психотерапию, но есть крен в обсуждение психотерапии. Важно здесь обозначить, что, если речь о той рабочей группе, которую называют таинственной – она пытается разработать очередной, а не первый проект, в разработке участвует Санкт-Петербургский университет и другие университеты России. Это закон о психологии, о психологической деятельности… Есть очень серьёзная проблема в связи с тем, что психологическая практика в России абсолютно не регламентирована… В проекте закона речь идет о некоторых базовых вещах, связанных с уровнем квалификации… Попытка сделать некий рамочный формат, где не будут прописываться отдельные виды деятельности...».

Костромина С.Н. – доктор психол. наук, зам. декана факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета, президент Санкт-Петербургского отделения Российского психологического общества: «…Я не могу не отреагировать на фразу, которая прозвучала в выступлении В.В. Макарова о том, что специалисты не привлекаются к обсуждению закона. Что значит «не привлекаются»? В этом наша основная задача – обсудить и договориться… Документ, который создается – это нормативный юридический документ. Он никак не ограничивает и не регламентирует содержательную часть психологической практики. Он призван объединить психологов из разных областей… Этот закон призван защитить, в том числе, и права психологов…Мы все время говорим о том, что нас хотят каким-то образом отрегулировать, регламентировать, но забываем о наших клиентах, которые не имеют сейчас реестра психологов… найти квалифицированного психолога можно только по знакомству… Мы отстаиваем не только права психологов, но и право потребителя на качественную квалифицированную помощь… Я считаю, что этот закон нужен, цель в том, чтобы защитить права психолога и клиента, а не в том, чтобы максимально зарегулировать эту деятельность».

Холмогорова А.Б. – профессор, доктор психол. наук, зав. лабораторией психологического консультирования и психотерапии МНИИ психиатрии (филиал ФГБУ «НМИЦПН им.В.П.Сербского» Минздрава России), вице-президент Российской психотерапевтической ассоциации: «…Психология стала массовой профессией в нашей стране и действительно, вопрос о регуляции работы психологов встает, но… законодательным инициативам должна предшествовать очень большая проработка подготовки и образования психологов. Те учреждения, которые готовят психологов по разным направлениям и разным специальностям, должны участвовать в работе этой группы. РПО следует привлечь их в качестве экспертов. Мне кажется, если закон будет когда-то принят, это не должно быть ближайшее время, потому что без изменений в образовании преждевременно принятый такой закон оставит без работы большое количество людей. Я действительно боюсь закона, который будет опережать очень серьезный анализ существующей практики. Мое предложение: расширить эту группу… создать в ней кабинет экспертов в разных сферах психологической практики…».

Катков А.Л. – профессор, доктор мед. наук, ректор Международного института социальной психотерапии, вице-президент ОППЛ: «… Прежде чем появится документ законопроекта,  к нему должна быть пояснительная записка, а до этого – концепция закона, где отражена принципиальная позиция экспертной группы… Шойгу Ю.С. и Зинченко Ю.П. говорят о том, что есть такая концепция. Но ее нет в печати. Предоставьте, пожалуйста, эту концепцию и будьте добры, ответьте на все вопросы, которые вызывают профессиональную фрустрацию!.. Прозвучали мнения о том, что может быть, не стоит торопиться с законом.  Если в прессе говорится о том, что уже в мае будет версия закона передана в Государственную Думу, мы можем не торопиться, но эксперты, которые работают там, в якобы открытой группе, они-то поторопятся и мы будем иметь тот вариант, где никакие фрустрационные проблемы не решены или решены не в пользу клиентов или профессионального сообщества. Участвовать нужно обязательно или без нас поучаствуют. И эта должна быть истинная открытость, а не декларируемая».

Шаболтас А.В.: «Сам по себе закон и является рамочной концепцией. Все, о чем здесь говорилось, как мы себе представляем сейчас, будет уходить в некие подзаконные акты – допустим, то, что касается модальности психотерапии. Должно быть полноценное профессиональное образование и есть понимание того, что включает в себя полноценное образование… Основная идея закона – обозначить психологию как профессию и делается это на основе закона о медицине, об адвокатской деятельности, то есть, это очень похожая вещь...».

Караваева Т.А. – доктор мед. наук, руководитель отделения лечения пограничных психических расстройств и психотерапии Национального центра психиатрии и неврологии имени В.М. Бехтерева: «… То, что мы здесь обсуждаем – это очень важно и нужно, без этого не обойтись, но одна из проблем – то, что мы подаем в министерства, в законодательные органы, возвращается к нам чудовищно измененным...».

Лаврова Н.М. -  психотерапевт, председатель комитета по медиации ОППЛ, президент Наблюдательного совета Национальной саморегулируемой организации «Союз психотерапевтов и психологов»: «Мне кажется очень важным то, что мы здесь обсуждаем, но нужно правильно именовать то, в чем мы принимаем участие. Никакого проекта закона нет. Ни у кого из нас нет текста. Поэтому что мы с вами обсуждаем?... Возможно, этот закон будет нам полезен, если он будет прописан правильно с нашей точки зрения. Пусть он будет рамочным… Нужно обсуждать создаваемый закон, но мое опасение в том, что мы с вами выступаем в роли статистов. Если СМИ пишут о том, что в мае в Думу будет подан закон, вероятно, какой-то текст существует. Предполагается, что в течение года профессионалы должны его обсуждать. Вот мы сейчас, как бы, это и делаем…».

Курпатов В.И. - профессор, доктор мед. наук, Главный внештатный психотерапевт Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга: «...Психологи борются с законом о психологии, я думаю, что не дай Бог, чтобы был закон о психотерапии, потому что вообще-то каждый нормальный врач-психиатр знает о том, что, когда появился закон о психиатрии, работать стало хуже, больные не получают помощь и т.д. Потому что законы принимают законодатели, а не профессионалы... У нас нет главного психотерапевта Министерства здравоохранения, есть главный психолог, у нас нет оргметод. отдела психологической службы, вообще полная ахинея... Возможно, нам позволит выжить в таких бардачных условиях то, что сейчас рассматривается законодательно проблема сокращения медицинских специальностей. Я сейчас только про врачей говорю - будет одна специальность «врач-психиатр»…».

Бабин С.М. – профессор, доктор мед. наук, президент Российской психотерапевтической ассоциации прокомментировал высказывание В.И. Курпавтова о бардачных условиях психотерапии, поблагодарив его за самокритику и призвав к тому, чтобы что-то сделать для изменения этих условий. О подготовке закона он сказал следующее: «…В Санкт-Петербурге обсуждение закона проводится открыто, присутствует пресса – «Психологическая газета», регулярно публикуются отчеты, но это не значит, что вся эта группа работает так же открыто… На мой взгляд, деятельность рабочей группы должна быть максимально открыта… Когда мы будем принимать законы, которые касаются всех, от студентов, до президента, у нас в стране что-нибудь изменится, а пока принимают законы, которые кого-то касаются, а меня нет – ничего хорошего не будет… Говорят, что сначала медики лоббировали закон, сейчас психологическое сообщество лоббирует – на мой взгляд, ничего подобного. Это группы каких-то специфических интересов, объединенных сначала вокруг В.В. Макарова и ОППЛ…, сейчас инициативу перехватила другая лоббистская группировка, возглавляемая профессором Ю.П. Зинченко, деканом факультета психологии МГУ и президентом Российского психологического общества, которая преследует собственные лоббистские интересы и использует возможности Ю.С. Шойгу... Никакого отношения к профессиональным группам это не имеет…».

Видоезапись круглого стола:

Опубликовано 4 апреля 2018

Источник

Error

Comments allowed for members only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded