Юрий Кан (alraun_leandr) wrote in rabota_psy,
Юрий Кан
alraun_leandr
rabota_psy

Отдавать и получать

Отрывок из книги Чарлза Крамера "Мастерство психотерапии"
 

Отдавать и получать 

Терапию можно рассматривать как постоянный круговорот, в котором отдают и получают. Традиционный взгляд на это примерно такой.

 

От пациента ожидается, чтобы он делал следующее (отдавал):

  • приходил на приемы;
  • рассказал очень личную, возможно, смущающую его историю;
  • с готовностью рассказывал обо всех деталях своей жизни, о которых его спрашивают;
  • анализировал и изменял нездоровые аспекты своей жизни;
  • взял на себя риск почувствовать себя отвергнутым и непонятым;
  • платил по счетам или вынудил бы платить другого;

Пациенты надеются получить:

  • время, гарантированно посвященное исключительно ему;
  • внимательное, сочувственное слушание;
  • высокую квалификацию терапевта и его обширные знания;
  • эмпатическое понимание;
  • исцеление;
  • освобождение от симптомов
  • любовь и внимание, которых ему не хватает в жизни (это обычно не упоминается, но это самое важное).

Ожидается, что терапевт отдает;

  • профессиональное время и квалификацию
  • внимание
  • осмысленную этическую и клиническую ответственность
  • владение техниками, основанными на теории
  • стремление добиться успеха

Терапевты надеются кое-что получить:

  • реализацию альтруистического сопереживания людям, попавшим в беду;
  • удовлетворенность от заботы о других и помощи им;
  • удовольствие от занятий избранной профессией;
  • шанс увидеть, как многолетняя подготовка приносит свои плоды;
  • возможность зарабатывать на жизнь

Пациенты и терапевты в основном получают то, что хотят. Есть только две несообразности: 1) от пациентов ждут, что они будут раскрывать свою жизнь, а от терапевтов – нет, это одностороннее движение; 2) любовь, помощь, отдавание идут только от терапевта к пациенту – еще одно одностороннее движение. Давать от личного мира терапевта считается не только ненужным, но и вредным. И это определенно не соответствует ожидаемой заботе. Терапевты не нуждаются в любви пациентов, ее следует искать где-нибудь в другом месте. Ничего не получая от пациентов, мы чахнем. А получать – непрофессионально. Неизменной темой обучения является лозунг: «Откажитесь от подарков и анализируйте мотивы пациента, которых желает вам что-то подарить», - предполагается наличие патологии. И мы выросли в убеждении, что получение – слабость. «Лучше отдавать, чем получать». Получение обязывает, оставляет нас в долгу. Лучше отдать и сразу получить превосходство. В традиционной терапии употребляют мало усилий, чтобы научить пациента отдавать. Я тоже годами воспроизводил эту ошибку.

У пациента была тяжелая хроническая параноидальная шизофрения. Электрошок и инсулиновый шок, транквилизаторы и длительная госпитализация помогли, но у него все еще были галлюцинации, которые его очень беспокоили. Мы только что отметили 40 лет терапии, и я верил, что если он будет со мной встречаться, это даст ему возможность выйти из госпиталя и пойти работать. После того как его выпустили, он скучал, слонялся по барам, регрессировал. Затем у женщины, с которой он жил, случился разрыв аневризмы, в результате она нуждалась в уходе 24 часа в сутки. И он с готовностью стал это делать. Позже она рассказала мне, что в это время он был более здоров психически и с ним было легче ладить, чем за все 20 лет до этого. Отдавание, о необходимости которого я никогда не задумывался, принесло ему здоровое равновесие, которого не смогли дать многие годы получения от меня.

Мы все больше осознаем, чего были лишены наши пациенты и от каких видов насилия им пришлось страдать, - достаточная причина для сочувствия. Предполагается, что все эти травмы компенсируются с помощью терапии. Это прекрасно, но этого недостаточно. Мы рпидаем чрезмерное значение патологии и недооцениваем здоровье. ЯИ пациент, и терапевт полагают, что терапия исправит нанесенный вред и даст пациенту то, чего у него не было, заполнит пустоту. «Пустота» - любимое слово людей с нарушениями. Терапевты не идут дальше защитной пустоты к полноте, богатству и сложности глубин души.

Чтобы быть здоровыми, мы не должны получать, не отдавая, и наоборот. Отдавая все, что могут, и не получая взамен чего-то равноценного, терапевты истощаются. А зависимость пациентов от получения блокирует их рост. Негативная я-концепция функционирует примерно так:

«Я должен постоянно получать, потому что я – бедная жертва и у меня нет собственных ресурсов. Я не могу обеспечить эмоциональную поддержку самому себе; это должен сделать кто-то другой. Я был жертвой в прошлом и продолжаю жить как жертва, превращая происходящее в доказательство того, что меня снова лишили преимуществ. Моя жажда зависимости, которую я обретаю в терапии, вполне законна, потому что невиновность дает мне право на помощь».

Охваченные жертвенным пылом пациенты блокируют собственное, по их словам, желательное для них выздоровление. Кода терапии слишком много, это ослабляет ответственность за себя.

Это искажение жизненного метаболизма очень ясно видно у переживших сексуальное насилие или домогательства. Они ужасно травмированы, так что терапевты настаивают, что им все еще нужно то, чего они так пылко добиваются: дополнительное время, внимание, любовь, как будто они все еще остаются жертвами. Стоит ли удивляться тому, что те, кто с ними работает, сгорают очень быстро. Односторонняя пропаганда ослепляет их и не дает увидеть вероятности того, что воспоминания могут быть не совсем верными, или того, что в ситуации существуют и другие стороны. Я стараюсь удерживать таких пациентов от обращений в суд. Что только осложняет дело еще больше: ощущение жертвенности усиливается, резко поляризуются отношения в семье, они могут вообще ее потерять. Выступления в суде травматичны сами по себе. Их потенциально зрелые внутренние части – которые есть у каждого пережившего насилие, иначе он бы его не пережил, - сводятся на нет. Некоторые терапевты уверены, что такие пациенты вовсе не обладают этими частями, не в силах их развивать и нуждаются в бесконечной терапии. Если это действительно так, то в терапии нет никакого смысла, потому что нечего развивать и усиливать. Если зрелых частей не существует вообще, то самым лучшим выходом было бы взять их домой и вырастить заново. Если мы помогаем люям начать использовать свои неприсвоенные части, - части, которыми они пренебрегают, то терапия становится полезной надолго. Обнаруженные однажды эти ресурсы навсегда становятся доступными, привычными, полезными. Их может вызвать к жизни взаимное получение и отдавание на аутентичной терапевтической встрече.

Теперь вернемся все-таки к предотвращению болезней терапевта! Терапевты получают не меньше пациентов. Как только мы преодолеваем представления о своей ложной уязвимости и становимся аутентичными, мы тут же приободряемся и перестаем осторожничать, освобождаемся, сбрасываем напряжение, становимся открытыми, а не замкнутыми. Это не дает выгоранию развиваться, делает карьеру стоящей. Мы приобретаем свои зависимости и психосоматические заболевания во много благодаря смехотворной этике: «Первым делом – пациент, а терапевт - потом».

Пациенты редко говорят о том, что им стыдно только брать и ничего не отдавать взамен. Терапевты не знают, что они думают и чувствуют по этому поводу. Очень часто именно этот мотив подвигает пациента дарить терапевту подарки. Когда пациенты что-то делают для нас, они смягчают свои ощущения невозвратимого долга и зависимости. Они начинают переживать отношения как более равные, взаимные, справедливые, сбалансированные, больше отвечающие сотрудничеству.

За пятнадцать минут до сессии я узнал, что мой бывший студент и сотрудник покончил с собой. Я был в шоке. Когда я вошел в кабинет, супружеская пара, оба терапевты, сразу поняли, что случилось, что-то ужасное. Взявший бразды правления Президент Фрэнк действовал так, будто ничего не случилось и пробормотал фразу или две. Потом я внезапно выпалил, что не могу продолжать. Я говорил о том, что значил для меня этот мой коллега, о своей боли, своем шоке и слезах, которые я ощущал внутри себя. Эти прекрасные терапевты слушали меня, помогали, поддерживали, сочувствовали. Когда я успокоился – это заняло не более 20 минут, - мы назначили встречу на другое время.

Потом мы шутили насчет того, кто кому должен платить. Но они получили нечто более ценное, чем доллары. Они объяснили, что это было чудесное ощущение – вернуть часть того, что я давал им все эти три года. Это позволило нам создать лучшее равновесие, более взаимное, честное соотношение получения и отдавания. Это не помешало мне продолжать быть терапевтом. Забота – это не игра с нулевым выигрышем между победителем и побежденным; когда даришь любовь, она растет. Терапия – двухстороннее движение, даже если ты этого не осознаешь. Уж лучше этому не противиться. Тогда терапевты смогут наслаждаться тем, что мы получаем, а это восстанавливает наши силы. Даже самый упрямый психоаналитик, сторонник «чистого экрана», верит, что сейчас он – лучший психоаналитик, чем был раньше. Должно же было появиться что то ценное в результате работы со всеми этими аналирируемыми!

 


Tags: мнение коллеги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments