leftbot (leftbot) wrote in rabota_psy,
leftbot
leftbot
rabota_psy

Чувство справедливости.

Чувство справедливости — это такое же чувство, как и глазомер, как чувство равновесия, как ощущение гармонии. Оно должно быть встроено в характер, и не должно зависеть от того: «а мы продаём или покупаем?©». Если чувство справедливости скособочено, и вместо равностороннего квадрата, имеет вид трапеции, где длинная сторона — то, что тебе должны, а короткая — что ты должен. И так вплоть до точки вершины треугольника, где тебе многие и много чего должны, а ты должен быть счастлив и всё, и точка. Бывают, конечно, случаи перевёрнутых трапеций — очень неустойчивая конструкция, бывают даже уникально сбалансированные треугольники, стоящие на своих вершинах. Но это отдельная тема — что именно в голове у человека, который не может без угрызений совести есть свой мочёный горох, потому что дети в Африке голодают. В реальной жизни все мы при своих трапециях, где основание на чуть-чуть длиннее верхней планки. Потому что возлюби ближнего твоего, как самого себя©, где предел (lim) последовательности любви к ближнему равен любви к себе.
Мне на одном примере хочется показать, что чувство справедливости не абстрактное явление, а вполне вычисляемое на калькуляторе, если дело касается конкретных вещей.
Смотрим под кат.
Моя подруга сильно просила не рассказывать всё это её старшему сыну. А то он и так считает, что мама всё только для младшенького делает. Нет, не расскажу. Расскажу по секрету только интернету.
Итак, 7 лет назад её Женя, младший 20-тилетний дуралей, женился на девочке Лене, своей ровеснице. Все мамины увещевания: Женя, зачем ты это делаешь? одумайся, она тебе не пара. Ну и прочие полезные слова оказались не в кассу — Женя женился. У Жени была машина хорошей такой марки под названием ведро шурупов. Женя свою любовь и своё время делил поровну между молодой женой Леной и пожилым ведром шурупов. Но тут у Лены возникла не самая лучшая идея — научится водить машину. Жене бы послать Лену куданить с этой идеей. Ну хоть бы на курсы какие. Но курсы платные, а Женя бесплатный. И стал Женя Лену обучать искусству вождения на некой просёлочной дороге в Гатчине, по которой раз в неделю проезжает лесовоз и всё. Одного не учёл — по обочинам дороги росли деревья. Лена выбрала самое крепкое и не промахнулась. Ведро всмятку, Лена в отключке, Женя в панике звонит в скорую и ГИБДД. Гайцам говорит, что сам за рулём был и не справился с управлением. Решил, что так лучше, чем объяснять, почему человека без прав и навыка он усадил за руль.
Итого, Лена с сотрясением мозга в больнице, а ведро на свалке. Лена выздоровела, ведро нет. И ещё им на пару пришлось отстаивать Женины права, рассказывая, как что-то там внутри машины лопнуло, и она сама в дерево въехала. И что Лена за свой сотрясённый мозг претензий к мужу не имеет. На радостях, что права удалось отстоять (не без гонорара, конечно), решили отметить это дело в тёплом семейном кругу: Женя, Лена и Женина тёща Мария Ивановна. И Женя для Марии Ивановны просто герой, прямо Басилашвили из «Вокзала на двоих».: «А ведь и посадить могли.» И берёт Мария Ивановна потребительский кредит под всего ничего 25%, 300 тыров. И покупает опять-таки в кредит с рассрочкой на 5 лет машину за 600 тыров. Но не будь дурой, машину оформляет всё-таки на любимую доченьку, а не на героя-зятя. И вот если Мария Ивановна в поте лица своего гасит потребительский кредит 300 тыров с процентами, то на долю Жениной мамы, то есть мой подруги, выплата остальных 300 тыров с процентами. Каждый месяц семь восемьсот отстегни и отдай. И так 5 лет. Итого 470 тыров. Последний взнос моя подруга осуществила 3 мая этого года.
Но за это время Лена с Женей успели разойтись. Ушла Лена, оставив Женю со своей мамой. Ушла к мачо своей мечты. Шикарный мен — бизнесмен, машина, квартира, бабла немеряно. А Женя нищеброд и сварщик. И Лена живенько подала на развод, чтобы сочетаться законным браком с любовью всей своей жизни. И даже заяву в ЗАГС отнесли. И тут эпикфейл подкрался незаметно. Жаниха посадили. Что-то там с бизнесом не заладилось, кто-то стал мешать, а потом этот кто-то взял и где-то сильно упал насмерть. И сидя в тюрьме, жених передумал жениться. А Женя тоже зря время не терял. От Марии Ивановны уехал в свой родной город. Встретил там девицу, женился и завёл ребёночка.
А где машина, за которую обе мамы выплачивают кредиты? Ну у Жени, конечно. Когда Лена уходила к состоятельному мужчине, она же сказала, что ничего ей не нужно, там всё есть. Но сказала-то она тогда. А теперь машина ей ой как нужна. Потому как у нового мужика, которого Лена охмурила после эпикфейла с бизнесменом-арестантом, точно такое же ведро болтов, что было у Жени. А может, и то же самое: на свалке подобрал, подлатал и ездит, пока сзади толкают. И начинаются у Жени и Лены разборки чьи в лесу шишки чья машина.
— Отдай машину.
— Ты сказала, что она тебе не нужна.
— А теперь нужна. Отдай машину.
— Моя мама за неё кредит 5 лет выплачивала.
— Моя тоже. Но ты эти 5 лет на машине ездил, теперь я хочу.
— А пошла бы ты...
— А сам иди...
Всё это мне насильно в мозг заталкивает моя подруга. У неё на эту тему приступ логореи, а у меня мигрень, и уши отваливаются. И рефреном: «Пусть Лена подаёт в суд. Совместно нажитое имущество продадут и деньги поделят пополам.» И тут она говорит фразу, от которой мой в конец уставший мозг встрепенулся: «И вообще, делить имущество можно только в течение 3 лет после развода. Вот 3 года пройдёт — и Лена вообще ни на что не сможет претендовать.»
— Так, кто по документам владелец машины?
— Лена.
— А когда это самое три года после развода?
— Или в июне, или в июле...
— Так что же ты сидишь на попе ровно. У тебя ген.доверенность на ведение всех Жениных дел. Дуй в суд подавать заявление на раздел имущества. Пока не поздно.
Оказалось, что поздно. Развелись они ровно 3 года назад 29 мая. А за машиной в Рыбинск приехали 30 мая всей кодлой — Лена, новый Ленин хахаль с пятилетним ребёнком от первого брака и Мария Ивановна. И, заручившись поддержкой полиции, отняли у Жени «его» машину.
А теперь моя подруга заключила договор с адвокатом, который берётся вернуть все кредитные выплаты за машину. То есть 470 тысяч. За свои услуги он берёт 100 тысяч. Я только спрашиваю:
— Сто тысяч — это в случае выигрыша дела в суде?
— Нет, в любом случае.
Я говорю:
— Дорогая моя, максимум на что вы можете рассчитывать — продать машину и деньги пополам. Вот этих денег хватит на гонорар адвокату. А получить с Лены 470 тысяч нереально. Да и не присудят ей такую сумму, с учётом того, что машина всё это время была у Жени.
— Да, ты, я смотрю, лучше адвоката всё знаешь.
— Нет, адвокат всё знает лучше меня. Но я, в отличии от адвоката, не собираюсь разводить тебя на 100 тысяч.
Но гнев застит очи моей любимой подруге. Она уже договорилась до того, что желает, чтобы Лена разбилась на этой машине, как когда-то на том ведре шурупов. А вот этого делать нельзя. Нельзя злить мироздание недобрым посылом — бумерангом вернётся.
Суд состоялся, я была права. Никаких златых гор в виде обещанных адвокатом 470 тысяч подруге моей не присудили, ей присудили 100 тысяч и сколько-то там рублей мелочью. То есть сумму, которую она уже и так отдала адвокату, а теперь по чуть-чуть в месяц будет получать со своей бывшей невестки в течение 3 лет. Подруга в гневе и ярости подаёт на апелляцию. Слушать, как всегда, никого не хочет. Но вы-то, в отличии от подруги, сначала меня всё-таки выслушаете/прочтёте, и только потом станете объяснять, что я дура и в жизни ничего не понимаю.
Итак, если бы участники конфликта были бы рассудительными людьми, то постарались бы решить проблему без судебного разбирательства, или уж, по крайней мере, без адвокатов, которые в сумме обошлись той и другой стороне в 250, при том что новая машина стоила 600. Это не рациональные траты, а эмоциональные. Это во-первых. Во-вторых, считать надо вложенные суммы, а не кредитные выплаты. Это твоё личное дело, под какой процент ты взял кредит в банке. И тёща и свекровь внесли денег за машину поровну, по 300 тысяч (какого чёрта они это делали — это отдельная тема). Адвокат сулил сумму в 470 тысяч, зная что такой суммы его клиентке не присудят, исключительно, чтобы его гонорар не казался таким уж большим. Каким образом адвокат ответчиков развёл своих клиентов на 150 тысяч — не знаю, но как-то сумел. В-третьих, 5 лет Женя эксплуатировал новую машину. Если после 5 лет эксплуатации, продать машину, а деньги разделить пополам, то в проигрыше останется Лена, она эти 5 лет машиной не пользовалась. Тем более что продать машину Женя собирался не случайному дяде, а новому тестю, чтобы машину оставить себе, а Лене отдать половину от остаточной стоимости. Но, конечно, лучше вообще ничего не отдавать, раз его бывшая жена такая нехорошая — ушла от него к другому.
Я моей подруге озвучила два относительно справедливых решения: первое — если Женя хочет оставить себе машину, то пусть отдаст те 300 тысяч, которые заплатила Мария Ивановна. И второе — если машины у Жени уже нет, её забрала Лена, то предъявить иск он должен был бы не в мифические 470 тысяч рублей, а равный стоимости точно такой же машины, но не с 5-ю годами эксплуатации, а 10-ю. При том, что 5 лет с момента покупки слегка предпочтительнее следующий 5 лет эксплуатации. Если порасспрашивать гугл, то 10-летняя машина с бережной эксплуатацией и средним пробегом стоит в среднем одну четверть от первоначальной цены, то есть Женя мог бы озвучить Лене сумму в 150 тысяч рублей.
Это я пыталась сказать моей подруге.
Но скажите мне, почему у многих людей чувство справедливости сцеплено не с опцией «логика», а с опциями «всех победю», «сожру с потрохами» и «справедливо, когда у меня больше»?
Tags: автор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments