m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Ба! Знакомые всё лица!

Интервью с израильским врачом-психиатром д-ром Ильёй Резником, хороший клиницист, искренне сочувствует своим пациентам, десять лет с ним сотрудничаю. Интервьюируют его на местном компьютерном телевидении ItonTV1, по поводу нападения на Татьяну Фельгенгауэр. Про неадекватность, оценку опасности пациента и современный мир. Разговор по делу начинается с 5-й минуты.

https://youtu.be/6Wjha4NEGwk


Он упоминает "правило Тарасофф", это прецедент, названный по имени Татьяны Тарасовой:

Это прецедентное судебное решение 1974 года, которое сделало психологов и психиатров ответственными за безопасность тех людей, о которых им рассказали (конфиденциально, на приёме) их агрессивные клиенты. Дело было так,

Цитата по статье:
Диянкова И. Некоторые этические проблемы в современной американской психотерапии и психологическом консультировании // Московский психотерапевтический журнал, 2002, № 4

"Суть дела Tarasoff заключалась в следующем. Во время курса добровольной психотерапии, проводимой в университетской клинике, клиент по имени Просенжий Поддар (Prosenjit Poddar) сообщил своему психотерапевту, д-ру Муру, о намерении убить Татьяну Тарасофф, которая не отвечала на его чувства, хотя однажды поцеловала его, пообещав, таким образом, близость, с точки зрения Поддара. По окончании данной сессии д-р Мур обсудил случай с двумя своими коллегами, и они решили, что клиент должен быть госпитализирован.

Д-р Мур позвонил в полицию (после этого направил формальное письмо) с запросом о помощи в принудительной госпитализации молодого человека.

Три офицера полиции задержали молодого человека, но после беседы с ним решили, что он вменяем и вполне ответственен за свои действия. Взяв с него обещание – не подходить к Татьяне, они отпустили его. Поддар больше не вернулся в клинику для продолжения терапии. Два месяца спустя он убил Татьяну.

Родители девушки возбудили дело против клиники, психолога, его супервизоров и полиции. Они обвинили всех вышеуказанных лиц и организации в том, что они не предупредили девушку и ее родителей об угрозе. Более того, родители утверждали, что именно бездействие психотерапевта привело к убийству девушки.

Суд признал действия психолога и клиники адекватными. Родители подали на апелляцию.

Решение следующего суда было тем же.

Тогда родители подали в Калифорнийский Верховный Суд, который принял дело к рассмотрению. Верховный Суд (1974г.) признал психолога и клинику виновными в том, что они не предупредили жертву: "Когда доктор или психотерапевт, применяя свои профессиональные знания или умения, определяет или должен определить, что предупреждение является существенным, он несет на себе юридическую обязанность предупредить, чтобы предотвратить опасность, происходящую из медицинского или психологического состояния клиента” (Tarasoff v.Regents of University of California, 1974).

После этого случая законодательным органом Калифорнии была внесена поправка в закон о привилегии на защиту конфиденциальности взаимодействия терапевта и клиента. Было постановлено, что когда клиент находится в таком умственном или эмоциональном состоянии, что представляет угрозу для себя или окружающих, раскрытие информации, полученной в ходе психотерапии, является необходимым для предотвращения возможной опасности. Суд постановил: “Защитная привилегия заканчивается там, где начинается опасность для общества” (Tarasoff v.Regents of University of California, 1974).

Американская Психологическая Ассоциация выразила обеспокоенность в связи с таким решением суда, утверждая, что его постановление может иметь негативные последствия для психотерапии. Из-за того, что вопрос представлялся очень важным, и благодаря настойчивости АПА, Калифорнийский Верховный Суд согласился на повторное слушание этого дела.

Следующее слушание произошло в 1976 году. Результат был следующим: суд дополнил предыдущее решение новой обязанностью психотерапевта: защитить потенциальную жертву.

На решение Калифорнийского Верховного Суда откликнулись и другие штаты. Сегодня как минимум 20 штатов имеют законодательные акты, которые указывают, что в ситуации угрозы со стороны клиента жизни какого-либо человека или группы лиц, психолог обязан (или “имеет право” – в некоторых из штатов) нарушить конфиденциальность ради того, чтобы предупредить потенциальную жертву, полицию, или начать процедуру принудительной госпитализации (цит. по Glosoff, Herlihy, Herlihy, Spence, 1997).

Дело Tarasoff получило широкий отклик в профессиональной психологической литературе и навсегда изменило практику психотерапии. Профессиональные психотерапевты были шокированы подобным разворотом событий. Обсуждение этого дела и его последствий для практики психотерапии в литературе и кулуарах носило, в основном, негативный характер.

Некоторые профессионалы во всеуслышание задавались вопросом, будет ли гражданское неповиновение подходящим ответом в данном случае, другие побуждали Университет Калифорнии подать в федеральный суд на Верховный Суд штата. Некоторые статьи были сфокусированы на том, как решение суда повлияло на клиническую практику, другие голосовали за продолжение оппозиции (цит. по Fulero, 1988).

Аргументы в поддержку подобного мнения, представленные в литературе, выглядели следующим образом:

1. В результате наложенной на психотерапевтов гражданской ответственности, они будут неохотно принимать пациентов, склонных или потенциально склонных к насилию, направляя их к коллегам или в другие клиники. Вследствие такого “отфутболивания” у клиентов снизится мотивация к лечению. В результате опасные психически больные люди окажутся на улице без всякой помощи. Общество в результате окажется в большей опасности (Stone, 1976).

2. Гражданская ответственность психологов за безопасность третьей стороны может привести к увеличению случаев принудительной госпитализации клиентов, которые, при отсутствии этой ответственности, не были бы заключены в клинику. Такой исход тем более реален, что приходится учитывать открытую в исследованиях тенденцию к ложному предсказанию опасности профессионалами в области психического здоровья (Bersoff, 1976).

3. Ограничение конфиденциальности может привести к нарушению доверия в психотерапевтических отношениях, что в свою очередь выльется в нежелание многих людей обращаться за психологической помощью, а в случае обращения – к нежеланию раскрывать свои фантазии и желания, связанные с насилием. Эта тенденция будет препятствовать не
только психотерапии вообще, но также лечению опасных клиентов, которые в отсутствии эффективной помощи будут представлять еще большую опасность для общества (Bersoff, 1976; Stone, 1976; et al).

С момента принятия решения калифорнийским судом по делу Tarasoff прошло более 25 лет. За это время практика в этой области и отношение психотерапевтов к нарушению конфиденциальности существенно изменились. К 1988 году в судах различных штатов и федеральном суде было рассмотрено более 70 дел, в которых фигурировали отношения между психотерапевтом и клиентом. Существует их подробное описание (Fulero, 1988)".

Заинтересованный читатель может прочесть о других кейсах в статье, которая процитирована в посте, источник http://psyjournals.ru/mpj/2002/n4/Diankova.shtml
Tags: психиатрия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments