leftbot (leftbot) wrote in rabota_psy,
leftbot
leftbot
rabota_psy

Сказка на ночь.

В некотором офисе, в некотором учреждении трудилась-работала красавица Настя, девушка жарких очей, но строгих речей. И была у неё некая милая привычка, или, можно сказать, странная причуда, а точнее придурь откровенная: нравилось ей мужчин соблазнять. Нет, не так чтобы за шиворот и в койку. Боже упаси, какая койка! А вот как-нибудь так: приходит она в кабинет главбуха Семён Семёныча. Что-то там подписать и распечатки показать, и вся такая томная, зовущая. И смотрит она Семён Семёнычу в глаза откровенным сексуальным взглядом, который не перепутать ни с чем. Даже Семён Семёнычу. Хотя он мальчик большой — в килограммах за 100, в летах к 70-и. Последний раз на него так смотрели лет этак 30 назад, а может, 40. Он аж хмыкнул от неожиданности. Ну и за локоточек Настеньку попридержал. А та: «Семён Семёныч, что вы себе позволяете? Я девушка честная, непорочная». Ну понятно, я не такая, я жду трамвая.
Второй раз за короткое время смутился Семён Семёныч. Опять хмыкнул, мол, обознался, давно не практиковался.
Только нефига он не обознался. Взгляд, исполненный похоти и вожделения, читается на раз и мужчинами, и женщинами. А уж как ты на него отреагируешь — это по обстоятельствам.
Семён Семёныч был, наверное, последним фруктом в этом офисе, на ком Настенька отрабатывала приёмы обольщения. Все остальные мужчины и, что греха таить, некоторые женщины уже получили от Настеньки «за кого вы меня принимаете?» и были раздосадованы на себя, что повелись на посулы, и злы на Настеньку, что развлекается фиг знает чем.
Кто-то из взрослых тёток пытался поговорить с Настенькой, что так нельзя себя вести. «Как? — изумлялась Настенька — Я ничего не делаю плохого. Как это, не так смотрю? Как смотрю, так и смотрю.» В общем, идёт в несознанку и понимать ничего не хочет. А потому пребывает в горделивой уверенности, что все её хотят и домогаются. Кстати о домогательстве. Это вторая любимая её фишка. Имея по роду работы доступ к личным делам сотрудников, она многократно проделывала один и тот же фокус. Звонила на домашний телефон очередного неудачливого соискателя сексуальных утех, звала к трубке жену и жаловалась ей, что её муж домогается её, то бишь Настеньку, прямо проходу не даёт.
Зачем она это делала? Ну мало ей было чувства превосходства над мужчинами, надо и над женщинами приподняться. Если твой муж меня домогается, то, наверное, я тебя привлекательнее.
Но однажды привычный фокус не удался.
— Здравствуйте, извините, вы жена NN?
— Ну.
— Меня зовут Настя. С вашим мужем мы вместе работаем. Я хочу предупредить вас, что он меня домогается.
— Серьёзно что ли?
— Да, прямо проходу не даёт.
— Так, дорогуша, запиши телефон. И расскажи всё это ей, во всех подробностях. Можешь и приврать чего-нибудь. Разрешаю.
— Кому?
— Кому, кому! Любовнице моего мужа. Он сейчас у неё. И привет ей от меня передавай. А то давно не виделись, не слышались. Небось соскучилась.
Эту историю за обеденным чаепитием рассказывала подруга жены того самого мужа, который живёт у любовницы, но домогается Настеньки. Одна из слушательниц, муж которой тоже работал в этом офисе, вспыхнула румянцем, закусила губу и опустила голову. Единственный среди чаёвничающих дам мужчина потемнел лицом и выразился в том плане, что Настенька звезданутая на голову и найдёт-таки себе приключение на всю свою звезду. Как в воду глядел.
Устроился в эту контору охранником некто Андрей, бывший десантник. Вчера ещё с парашютом прыгал, а сегодня возле дверей на стуле сидит и девушек разглядывает. А Настенька тут как тут. Ещё даже помпу для закачки вожделения включить не успела, а десантник был уже готов. И вот если бы он сразу руки распустил, можно было бы по рукам надавать. А то он ходит по пятам и сопит. А сопение в реестр домогательств как-то и не входит. Потом стал цветы и подарки дарить. Потом сделал предложение. Щас! Как же! Не для того Настенька каждое утро на гладком овале лицо рисует, чтобы за охранника замуж выходить. Она уж сама не рада такому повороту судьбы. А охранник Андрей ходит за ней хвостом, сопит и замуж зовёт. Контора на всё это смотрит и угорает. Работать некогда. Кто-то предложил пари: что дальше будет? Придушит ли он её, прежде чем самому откуда-нибудь прыгнуть без парашюта, или они всё-таки поженятся? Видимо, через подставных лиц начальница этой конторы сделала ставку на «поженятся», потому что пригласила в свой кабинет Настеньку и предъявила ей ультиматум: «либо выходи замуж за этом десантника, либо увольняйся. Мне уже этот цирк надоел.»
Настенька пришла домой к папе с мамой вся в слезах и горе. Так, мол, и так начальница требует от Настеньки, чтобы та вышла замуж за охранника, иначе уволит.
— Да что за бред?! — возмутился папа — Как она смеет такие условия ставить? Где в КЗОТе такое написано?
И пошёл на следующий день поговорить с начальницей. О чём они говорили, история умалчивает. Но Настенька через неделю уволилась. А месяца через три уволился и Андрей. Видимо, нашёл, где Настенька в секретаршах бегает, и устроился туда охранником. Поближе к Настеньке.
И чем дело кончилось — никто не знает.
–--------------------------------------------------------
Только сказка не о любви Андрея к Настеньке. А о женском пикапе. Если мужской пикап — нечто конкретное и определённое, уговорить девушку на секс. Можно и не объяснять ей, что это одноразовый секс, а то сорвётся рыбка с крючка. Женский пикап — это искусство влюблять в себя. Или хотя бы, чтобы тебя желали. И кокетство — это совсем не то, это много шире. А пикап имеет узкую сексуальную направленность. Но меня всегда удивляли эти дамы, которые умеют включать вожделение, как электрический фонарик. Это что-то из области шевеления ушами или усилием воли поднять волосы дыбом. Не каждому дано. Вот только даром бы я это не назвала. Даром такой дар не надо.
И когда какая-нибудь дурёха хвастает, что любого мужчину может в себя влюбить, я понимаю, что это об этом. О том что подойдёт она к мужчине, заглянет в глаза и начнёт вожделеть. Так и хочется сказать: спрячь и не показывай. Или уж делай своей профессией. Но вожделеть, глядеть влажным похотливым взором, говорить с придыханием, вздымая эрегированную грудь, а потом верещать, что она не такая, а ждёт трамвая, — это нечестно и непорядочно.
Tags: автор, отношения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 145 comments