Александр Журба (alexjourba) wrote in rabota_psy,
Александр Журба
alexjourba
rabota_psy

Екатерина Шульман: Будущее семьи, частной собственности и государства

Что касается будущего семьи и трансформации семьи.
Можно много видеть работ на эту тему, обычно они любят концентрироваться на том что «Ах боже мой однополые браки разрешили это революционное такое изменение», но на самом деле на институт семьи, на его трансформацию влияют немножко другие факторы, а вовсе не всемирное признание того, что гомосексуальность ничуть не хуже чем гетеросексуальность
Влияет на самом деле вот что.


Во-первых - новые экономические реалии в которых впервые в истории человечества стало возможным выживание в одиночку.
Институт семьи базово предназначен для совместного выживания и выращивания детей которые прокормят вас в старости. Никогда раньше человек один, сам по себе своими руками прокормить себя не мог, он должен был быть частью семьи, либо частью общины, либо частью вертикально-интегрированной организации – религиозного ордена, армии – позже – спецслужбы.
Сейчас, в условиях большого города, человек может сам оказать себе все бытовые услуги и заработать себе на жизнь.
Истинный угрозой (если вообще говорить в терминах угроз – от чего мы пытались отойти) институту семьи являются не однополые пары а так называемые singles – люди, живущие в одиночку, ведущие хозяйство в одиночку, не образовывающие устойчивых связей и не имеющие детей потому что – зачем они им?
Это (еще раз повторю) новое явление в истории человечества. Дело не в том что люди стали такими эгоистичными сволочами и не хотят детей рожать, дело в том что это стало экономически возможно. Поэтому, если уж быть конспирологом, можно сказать что легализация однополых браков этот шаг консервативный а не прогрессистский. Неважно кто образовывает семью - важно чтобы она вообще образовывалась. И если мы посмотрим наш с вами семейный кодекс, то там семью определяет не половое поведение ее участников, а что – «совместное ведение хозяйства» и это совершенно верно. Кто с кем в какое время спит – совершенно никого не касается, важно что у вас есть совместное ведение хозяйства - его нет - нет семьи оно есть – семья есть. Вот, поскольку хозяйство стало возможно вести в одиночку, тут институт семьи находятся под некоторой угрозой.

Что его наоборот спасет и, как мы полагаем, выведет его на новый уровень развития?
Это изменение статуса работы и рабочего дня.
Люди все больше и больше не ходят на работу в том смысле, в каком это понималось в двадцатом веке.
Мы до конца не отдаем себе отчет до какой степени и наши города и наше семейное устройство заточены под индустриальное общество, то есть под общество, населенное промышленными рабочими, людьми, которые по звонку перемещаются из дома на завод, отрабатывают смену и возвращаются обратно, получают зарплату в фиксированные даты, при этом получают зарплату настолько маленькую что они не могут содержать своих женщин дома и женщины работают тоже.
Вот вам формула двадцатого века. Вот вам формула наших городов предназначенных для перемещения больших масс людей с окраин где они живут в центр, где они работают и обратно, с учреждениями следящими за детьми и подростками пока их родители работают.
Этот образ жизни пока еще, естественно, не исчез но он размывается дистанционной работой, удаленной работой, вообще работой из дома, работой в виртуальном пространстве которая не требует перемещений.
Люди все больше и больше живут дома.
Соответственно те, с кем они живут становятся для них все более и более важны.
Люди 20 века видели друг друга не очень часто. Утром на работу ушел, вечером с работы пришел, ребеночек в школе а на каникулах ребеночек в пионерском лагере. Ну вот в отпуске может быть муж с женой иногда видят друг друга - «Боже мой кто это тут у меня проживает?» - а в остальное время – не очень.
Сейчас люди все больше и больше друг с другом общаются и куда плотнее.
Это делает семейные связи одновременно более ценными и, как ни парадоксально, более хрупкими - потому что требования друг к другу повышаются.


Одновременно изменился механизм рекрутинга половых партнеров и семейных партнеров.
В аграрном обществе так называемом традиционном таким механизмом является расширенная семья. Ваши родственники и родители знакомят вас с кем-то, сватают. «Я горько плакала со страху мне с плачем косу расплели и с пеньем в церковь повели». Ну а дальше там вот – «привыкла и довольна стала».
Это традиционная схема в которой брак является союзом двух кланов, с обменом имуществом с обменом связями с соответственно кумулятивным усилением возможностей и ресурсов обеих семейств.
Совместный интерес супругов состоит в том, чтобы не умереть с голода зимой и не замерзнуть и, в рамках этого интереса, они живут друг с другом более-менее счастливо.
В индустриальном обществе в урбанистическом обществе к этим механизмам прибавилось еще 2 - это учеба и работа.
Вы учитесь с кем-то рядом, вы знакомитесь и женитесь друг на друге, вы работаете по соседству вы тоже как-то как друг другу приглянулись и поженились.
Вот механизмы двадцатого века.
Ну была еще всякая экзотика типа объявления в газетах но это все-таки экзотика.
Постиндустриальное общество оно же информационное делает основным средством знакомства интернет.
И это не только какие-то там службы знакомств специальные. Это вообще сетевое общение как таковое. Это драматически расширяет пул из которого вы черпаете возможных кандидатов. Вообще говоря к вашим услугам весь мир.
Трагическая ситуация когда вы живете в Иваново и у вас там одни невесты или вы учитесь на мехмате и у вас там одни женихи – она как-то перестает быть такой трагической.
Если вы владеете любым иностранным языком то даже границы своей страны для нас ничего не значат. Вы пишете чего-то, кто-то вами там интересуется, тоже пишет – дальше вы общаетесь, дальше вы встречаетесь - вот пожалуйста.

Это делает очень значимым ваш индивидуальный выбор.
Это возлагает на ваши хрупкие плечи чудовищный груз ответственности, который раньше несла семья и социум в целом.
Вам больше никто ничего не навязывает, но вы отвечаете сам за тот выбор который вы делаете.

Второе интересное следствие этого явления это то, то что ваши прежние связи никуда не деваются.
Человек прошлого века мог уехать из города. Так уезжал он например из родительского дома учиться. И его прежняя жизнь заканчивалась, начиналась новая, с новыми людьми с новой репутацией, с новыми связями.
Сейчас все ваши связи у вас в кармане, никуда они не деваются от нас. Это заставляет людей быть несколько более аккуратными в своих коммуникациях.


Мы сейчас только на заре этого прекрасного нового будущего поэтому возникает ощущение что это только в интернете все такие грубые и невежливые а лицом к лицу он мне никогда такого бы не сказал. Это люди еще только учатся, но учатся они на самом деле довольно быстро и понимают, что любое сказанное тобою слово остаётся.
Это так называемый твой digital trail он же digital imprint сетевой след, который вы оставляете за собой и все это в любой момент может быть вам предъявлено. И люди с которыми вы так или иначе общались никуда не денутся и будут в вашем круге друзей дальше пребывать, поэтому вы через некоторое время понимаете что лучше с ними обращаться аккуратно.
Это все повышает цену и ценность связей, общения, эмоционального интеллекта как такового вообще social skills в широком понимании.

Одновременно это дает возможность тем кто не мог найти себе круг общения или пару в традиционном обществе потому что он сам был странный, какой-то не такой, найти себе друзей по интересам.
В широком смысле интернет представляет собой конгломерат различных кластеров объединяющих разных фриков. То есть любой самый дикий интерес найдет себе друзей и сочувствующих. Где-нибудь есть и люди которые так же как и вы любят выращивать шиншиллу на дому, вышивать крестиком или коллекционировать мангу или там разделяют ваши удивительные сексуальные девиации. Все это можно найти, никто больше не одинок. В принципе уровень счастья это повышает.

Как знают социологи вообще увеличение количества связей (они их разделяют на так называемые сильные и так называемые слабые связи) драматически повышает уровень счастья до такой степени что это компенсирует например эффект от снижения доходов.
Обратите внимание на эту мысль.
Если у человека растет количество связей, то у него растет уровень счастья, при этом его экономическая реальность отступает на второй план.
Это поразительная совершенно вещь.

Вот я тут решила нападать сегодня на Маркса, давайте буду дальше на него нападать - судя по всему его идея с базисом и надстройкой не выдерживает проверки практикой. Мало того что экономические результаты зависят от политического устройства и этому мы видим множество примеров в двадцатом веке когда страны механически разделенные по линейке и слева один набор политических институтов, а справа другой дают принципиально разные экономические результаты так и самоощущение человека не в такой радикальной степени зависит от его уровня потребления а уж тем более от его уровня доходов.

Ну и все исследования уровня счастья, а сейчас это очень много исследуют, дают один и тот же довольно банальный результат - бедные люди несчастливы как это – «бедный человек это тот, который все время считает» – он все время считает и это делает его жизнь утомительной и несколько, можно сказать, оскорбительной.
По достижению некоторого уровня вот этого вот «базового благополучия» наступает прирост уровня счастья и он, в общем то и остается неизменным. Увеличением количества богатства это не увеличивается.


То есть старая добрая истина что умеренность во всем хороша она подтверждается научными исследованиями - как это - спасибо мы без вас это знали.

Tags: автор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments