marina_lina (marina_lina) wrote in rabota_psy,
marina_lina
marina_lina
rabota_psy

Психология интернета вещей

Мотивация пользователей умных устройств, перспективы самопознания и принятия решений в мире, населенном коммуницирующими объектами.



Интернет вещей (IoT) сделает интеллектуальными предметы повседневного пользования, автоматизирует городское пространство и возьмет на себя управление производственными индустриями. Но что он сделает с нами? Психолог Мария Данина — о психологических трудностях, с которыми столкнется человек, когда «умные вещи» начнут формулировать понятие нормального поведения.
Проблематика «интернета вещей» оказалась включенной в поле внимания психологов в разных аспектах (хотя исследований все же пока очень мало). Нас интересует, как может измениться человек под влиянием новой технологической парадигмы, где все связано со всем, а от любого действия остается потенциально доступный цифровой след. Относительно человека, его поведения и психических процессов Iot не является однородным.
Одна группа «умных вещей» существует практически автономно от человека в его повседневной жизни, они облегчают его быт в широком смысле слова. Они стали продолжением развития средств автоматизации. Скорее всего, такие устройства не оказывают прямого влияния на наше поведение и состояние.

Другая группа «умных устройств» связана с поведением человека, но при этом не служит цели его изменить. Так, была у вас «неумная» стиральная машинка, теперь она «умная» и выходит в интернет — так или иначе она освобождает ваше время, но не меняет принципиально отношение к стирке. Есть устройства, которые используют поведение человека как часть системы управления (это называется моделью human in-the-loop), к примеру «умные машины». И здесь можно пофантазировать на тему эффекта «выгрузки» функций памяти, планирования и контроля во внешний, предметный мир.

И наконец, еще одна группа «умных устройств» — это те, что созданы с целью менять наше поведение или наши возможности. С устройствами вроде фитнес-браслетов, которые могут напоминать нам о приеме пищи или уговаривать нас побегать, все сложнее.

Во-первых, как быстро подобные предметы могут быть включены в жизненный цикл человека? Думаю, в эру «интернета вещей» сработают уже описанные механизмы адаптации новых технологий. Существует так называемся модель принятия технологии (Technology acceptance model), согласно которой для того, чтобы технология вошла в жизнь человека, он должен испытывать к новшеству доверие, видеть во взаимодействии с ним ожидаемую и впоследствии конкретно оцениваемую пользу, простоту использования, ощущать удовольствие и социальное влияние, а также возможность контроля над предметом.

Во-вторых, как стимулировать человека выполнять рекомендации, продиктованные командами «умных устройств»? Если смартфон говорит человеку: «Отожмись», разрыв между виртуальным посланием и реальным действием может быть колоссальный. Как бы ни были полезны советы «умных устройств», внутренняя мотивация человека должна быть уже сформирована, для того чтобы внешний импульс привел к действию. В этом все еще главный барьер для активного и действительно эффективного использования IoT. Их разработчикам еще предстоит найти методы стимулирования мотивации пользователей, не перейдя грань с принуждением. Нужно понимать, что негативная стимуляция не сработает. Нельзя, скажем, начать продавать фитнес-браслеты, которые будут бить током. Это не приведет к нужному эффекту просто потому, что уменьшит удовольствие от устройства, и человек просто не захочет продолжать им пользоваться.

В-третьих, «умные устройства» предполагают все более активный сбор информации о нас самих. Но если человек использует устройства для самопознания — мониторинга как своего физического самочувствия, так и психологического состояния, — он может узнать о себе то, что он на самом деле не очень хочет узнавать. Это может негативно влиять на самооценку, и в обычной жизни мы такую информацию просто игнорируем, чтобы сохранить психологический комфорт. «Умные устройства» дают возможность полного «обнажения» себя перед самим собой (и перед другими) — у этого могут быть достаточно серьезные последствия. Это возможно уже сейчас: фитнес-браслеты фиксируют, скажем, повышение пульса, что может свидетельствовать о том, что человек начал нервничать, в то время как человек уверяет себя, что он спокоен. Огромное число приложений сообщают человеку о том, что он превысил суточную норму калорий, а число сделанных шагов недотягивает до нормы. В эру «интернета вещей» человек получает множество подтверждений своих недостатков. Нужно развивать очень высокий уровень самопринятия и самосострадания, чтобы под воздействием подобной информации не утонуть в чувстве вины, стыда или не начать путь самосовершенствования до потери пульса.

Чтобы действительно эффективно менять поведение человека, его необходимо очень точно моделировать и изучать. И здесь мы сталкиваемся с тем, что наука должна развиваться параллельно с развитием технологий Iot. Сейчас кажется, что технологии даже немного опережают исследования.

Подключенные устройства, созданные с целью изменить поведение человека, пока чаще всего просто констатируют факты или дают статистику, в лучшем случае — выдают стандартные рекомендации на основании относительно простых измерений. Их создатели обещают помочь выработать привычки, которые позволят улучшить здоровье. Но изменение поведения предполагает интенсивную внутреннюю работу человека. Гаджеты не могут полностью взять на себя эту функцию, или же требуется подключение живого специалиста к процессу. В логику взаимодействия устройства и пользователя редко зашиты какие-либо механики по преодолению срывов. Человек, сидя на диете, считает калории с каждым приемом пищи «умной вилкой», а в какой-то момент срывается на обильный ужин. После этого может пропасть мотивация к контролю своего питания в целом, а вместе с тем и к использованию «умного девайса». «Все равно бесполезно», — приходит он к выводу. То есть разработчики «умных устройств» и подобных приложений должны прийти к очень продуманным сценариям взаимодействия с пользователем, учитывать все эти подводные камни, давать человеку почувствовать, что, измеряя параметры своего поведения, корректируя его, он действительно достигает бо́льших результатов, чем без мониторинга и рекомендаций.

Одно из недавних исследований показывает, например, что измерение и сбор данных о твоем поведении вообще может снижать удовольствие от самого процесса выполнения этого действия. Получается, что если ты любишь бегать и смотреть по сторонам на красивый пейзаж, слушая музыку, а постепенно приучаешь себя постоянно смотреть на фитнес-браслет с бегущими цифрами с физиологическими показателями, то кайф от пробежек может сойти на нет. Все эти психологические эффекты «умных устройств» еще предстоит изучать.

И отдельно стоит рассматривать случаи, когда устройства для трекинга состояния входят в часть лечебного плана. Дело в том, что люди, которым выдают лечебный план (даже если речь идет просто о регулярном приеме лекарств), лишь в небольшом проценте случаев действительно идеально его придерживаются. Так что применение первых гаджетов, даже нацеленных на мониторинг состояния в рамках лечения, требует дополнительных механик вовлечения и удержания пользователей. Недавно читала исследование по мотивации к измерению своих физиологических и психологических показателей. Самый первый и сильный фактор — это развлечение. Второй — социальная принадлежность. Дальше идут факторы, связанные с улучшением себя и дисциплиной, и лишь на последнем месте стоит собственно мотивация к излечению.

С активным проникновением носимых гаджетов также связан вопрос автономии поведения. Мы понимаем, что есть небольшая группа пользователей подобных устройств, которые действительно хотят большего контроля над своей жизнью. Они видят возможности оптимизировать свои жизненные процессы, чтобы стать более свободными и независимыми, но редко задумываются о том, что используют для этого метрики, выбранные производителями, и уже встроенную ими логику принятия решений. Они принимают как данность то, что, скажем, им следует потреблять определенное рассчитанное количество калорий. А универсальны ли те значения, к которым тебя будут нормализовывать? Мы имеем дело с некоторой нормативной моделью человека. В большинстве случаев люди выбирают готовые модели, примеряют на себя готовые решения. Фактически они выбирают нормативную модель благополучия, ведь на обдумывание выбора требуется больше усилий воли и времени. Получается, человек должен обладать высоким уровнем самосознания, быть способным к рефлексии, чтобы относиться к измерениям не только с точки зрения нормы, заложенной в программе, но и с точки зрения своей собственной оценки: каким должен быть человек? Думаю, это направление уже не столько для психологических исследований, которые уже сегодня показывают, что «подгонка человека по лекалам» приводит к разочарованию в гаджетах и сервисах, сколько для философско-этических размышлений.
Источник https://postnauka.ru/faq/79636
Tags: новация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments