leftbot (leftbot) wrote in rabota_psy,
leftbot
leftbot
rabota_psy

Незамутнённая история.

Приятельница моя Валя в неком уже стародавнем году прилетела из своего захолустья в Питер учится, ага!, на актрису. Результат был предсказуем. И стала она искать себе зимовье, чтобы на будущий год повторить попытку. Завод, работа в три смены, общежитие. С общежитием Вале, по мнению соседок по этажу, повезло. Получила койку в двухместной комнатёнке. Все остальные комнаты в общежитие были четырёхместные, а некоторые и шести. Соседка по комнате милая улыбчивая девушка Люда. Тоже приезжая, тоже не поступила. В общем, один к одному. Старожилки злились: «а чё это новеньким двухместная комната? Блатные штоли?»
общагаВ первый месяц Валя хоть и ощутила некую странность в поведении Люды, но как-то пока не до этого было. Во второй месяц совместного проживания с Людой Валя поняла, что это не случайность, не недосмотр, а продуманная политика. И на третий месяц Валя стала думать, как бы это, не обидев человека, указать ему на недопустимость такого поведения. Пока думала, пока готовилась к неприятному разговору, скандал получился спонтанно.
Просто однажды вечером Люда, капризно выпятив нижнюю губу, сказала:
— Ты же знаешь, что я не люблю этот сыр. Я люблю другой.
На секунду от такой наглости Валька потеряла дар речи. Зато потом, позабыв все заранее придуманные округлые заготовки, высказала Люде всё прямым текстом. Три месяца они живут в одной комнате и пользуются одним холодильником. Но продукты в этот холодильник покупает только она, Валя, а Люда их ест, даже не поинтересовавшись, можно ли. Мало того, раньше Люда обедала в заводской столовой, а теперь готовит себе бутерброды с вечера, чтобы и на столовую не тратиться. Да, бутерброды из продуктов, которые покупает только одна она, Валя.
— И ты мне ещё будешь говорить, какой мне сыр покупать! Мол, плавленные сырки только алкаши едят! Я веник купила — за три месяца ты к нему не разу не прикоснулась. У тебя под кроватью куча грязного белья — ты хочешь чтобы я его снесла в прачечную постирать?
Когда Валька кончила свою гневную тираду и перевела свой взгляд с веника и кучи тряпья на Люду, та стояла, вытянувшись в струнку, в глазах её были слёзы, а губы дрожали. И Люда сказала фразу, от которой у Вальки второй раз за вечер пропал дар речи.
— Как ты можешь попрекать человека куском хлеба?!
«Всё, приехали!» — подумала Валька. И на следующий день пошла к коменданту проситься перевести её, Валю, разумеется, в другую комнату. Желающих поменяться с Валькой было хоть отбавляй. И Валя поменялась местами с Грубой Детдомовкой. По-своему, это была месть. Новые соседки были заранее рады Вале. Девицу эту Грубой Детдомовкой называла только комендантша, девчонки за глаза её звали бандиткой. В глаза — Галибина, фамилия такая. Кто посмелее называл её Глыбина. На глыбину Галибина на обижалась, в смысле морду не била. Надо ли объяснять, Галибина это не Тося Кислицына. И кормить Люду не намерена была ни дня. И когда Люда по обыкновению решила наделать себе на завтра бутербродов уже из Галибинской колбасы, то получила по ушам. Побежала жаловаться к комендантше. Впервые комендантша была на стороне Грубой Детдомовки.
— Свою колбасу надо покупать. У тебя мама с папой, а у неё никого. Она детдомовка.
Вот-вот. Именно мама с папой убедили девочку, что весь мир ей обязан. Что помнить надо то, что хочется помнить, а понимать так, как нравится понимать. И тогда ты будешь счастливым и успешным в жизни.
Взрослая жизнь у Люды как-то не задалась, и она уехала назад к маме.
Потом, много позже, у Вальки был разговор о Люде с Грубой Детдомовкой, где Валька назвала Люду просто дурой. Детдомовка сказала: «Просто дура — это ты, кормила эту гниду три месяца, а она умная, хоть и паразитка.» Валька с Глыбиной спорить не стала, себе дороже. Но дальше по жизни, обжегшись на этом молоке, стала дуть на воду.
Вот и мне непонятно. Жизнь ведь прожила, а непонятно. В какой момент доброта становится глупостью и слабостью.
Зарисовка — точка отсчёта. Такую незамутнённую ситуацию по жизни нечасто встретишь. Как правило, халявщик уверен, что он предлагает равноценный обмен. Он просит у тебя конфетку, а отплатить тебе собирается фантиком от конфетки и рассказами о том, какая вкусная была конфетка.
И таких историй из своей жизни могу рассказать вагон и маленькую тележку. Но опорожнив ёмкости от историй, получу для встречной перевозки сакраментальное «ну и дура!». И нафиг мне такая логистика. Тем более,что выход из подобных историй знаю только один: пригнуться и за плетень, и огородами, огородами в лесок, в кустах затаиться, на «ау!Где ты?» не отвечать. А вот по ушам не умею, особенно когда плакать начинают, какие они слабые и несчастные.
Tags: автор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments