Alex Dietrich (glavbuhdudin) wrote in rabota_psy,
Alex Dietrich
glavbuhdudin
rabota_psy

Психопаты в белых воротничках



Недостатки грабителя — это преимущества финансиста.
Джордж Бернард Шоу, предисловие к пьесе "Майор Барбара"



В июле 1987 года в ответ на статью в газете New York Times, в которой был подведен итог моей работы в области психопатии, я получил письмо от помощника окружного прокурора Нью–Йорка Брайана Рознера. Он написал, что недавно зачитывал приговор мужчине, которому вменяли в вину похищение нескольких миллионов долларов из международного банка. "В своей статье Вы назвали нашего подсудимого вором….Служащие Отдела по борьбе с мошенничеством называют его грязным адвокатом, доктором наук и бизнесменом. Мне кажется, Ваша работа поможет нам объяснить судьям, почему образованные мужчины во фраках совершают преступления и какого приговора они за это заслуживают. Если этот случай Вам интересен, я вложил некоторые материалы по делу. Они полностью подтверждают Вашу теорию".

Вместе с письмом я получил пакет бумаг, в которых были описаны подвиги тридцатишестилетнего Джона Грэмблинга. Он и его сообщник надули не один и не два, а много банков. Они свободно передавали из рук в руки миллионы долларов без каких‑либо гарантий. Статья в Wall Street Journal, посвященная карьере мошенника Грэмблинга, была озаглавлена так: ЧТОБЫ ВЗЯТЬ ДЕНЬГИ В КРЕДИТ БЕЗ ГАРАНТИЙ, НУЖНО БЫТЬ ОЧЕНЬ ИЗОБРЕТАТЕЛЬНЫМ, НО ДЖОН ГРЭМБЛИНГ ЗНАЕТ, КАК ПОНРАВИТЬСЯ БАНКУ И КАК СФАБРИКОВАТЬ СВЕДЕНИЯ О СВОЕМ СОСТОЯНИИ. Вот начало этой статьи.

Пару лет назад два стремящихся к наживе бизнесмена попытались украсть из четырех банков и одной кредитной ассоциации 36,5 миллиона долларов. Не угрожая никому оружием, они похитили 23,5 миллиона. Средний уровень успеха этих парней был неплох, но их поймали.

Аферы почти всегда основывались на создании видимости правды. Грэмблингу и его подельнику удавалось убедить руководителей разного ранга во многих кредитных учреждениях в том, что им можно верить. Эти двое ловко обходили процедуру оценки кредитоспособности, выплачивая займы деньгами, взятыми в долг в других банках.

Чтобы найти объяснение тому, как такие махинации вообще могли иметь место, журналист узнал мнения банкиров. Вот некоторые из них.

• "Банки борются за клиентов, которые собираются взять большой кредит".

• "Хорошие манеры" Грэмблинга внушали доверие.

• Человек, полный решимости украсть, "обязательно сделает это".

• Грэмблингу "нужно повесить на шею колокольчик".

Как видно из полученных мною расшифровок стенограммы судебного заседания и других документов, Грэмблинг зарабатывал на жизнь своим обаянием, коварством и использованием доверия со стороны жертв. Даже если бы ему удалось дать правдоподобное объяснение своим поступкам, из документов и недавно изданной книги Брайана Рознера видно, что его поведение соответствует тому пониманию психопатии, которое представлено в этой книге. В крайнем случае, это может быть назидательной историей о жадности хищников, которые своими обходительными манерами и покладистой совестью выуживают деньги из различных организаций и кошельков обычных граждан. В литературе это называется "беловоротничковым" преступлением. Визитной карточкой таких мошенников являются чарующая улыбка и внушающий доверия голос, и уж никак не колокольчик на шее (можете мне поверить).

Случай с Грэмблингом — пример того, как обладающие предпринимательскими способностями психопаты, используя свои знания и связи в обществе, добывают деньги без применения силы. В отличие от "обычных" преступников, психопаты в белых воротничках распространяют свое коварство и склонность к манипулированию не только на добывание денег, но и на межличностные отношения: с родственниками, друзьями, представителями системы правосудия. Часто им удается уйти от наказания, но даже если их ловят и сажают в тюрьму, они обычно получают небольшой срок, да и тот не досиживают. После досрочного освобождения они принимаются за старое.

Последствия их преступлений разрушительны для общества. Это просматривается в следующих заявлениях помощника окружного прокурора Брайана Рознера, которые были сделаны во время судебного слушания дела Грэмблинга.

• Преступления Грэмблинга — это осознанные действия человека, движимого жадностью и жаждой власти над жизнью и судьбами других. Такое поведение характерно для самых опасных преступников….Работа человека, переполненного злом.

• Он засорил нашу нацию разрушенными надеждами и стремлениями. Мы можем вычислить денежный эквивалент его пагубных действий. Но как подсчитать человеческие страдания и психологические травмы?

• И хотя средства его изысканны, его инстинкты так же жестоки, как и у уличного разбойника.

Грэмблинг не только уклонялся от уплаты долгов, но и использовал фирменные бланки одной престижной бухгалтерской фирмы, чтобы подделать финансовые ведомости, которые открывали ему дорогу для получения займа. Одновременно с этим он обманным путем заручился поддержкой одного из руководителей фирмы — советника–филантропа — и его коллеги, чтобы учредить липовый благотворительный фонд для людей пожилого возраста. Для этих двоих, писал Рознер, "Грэмблинг был самым приятным мошенником, какого им когда‑либо приходилось встречать".

Обаятельные люди пробивают себе дорогу своим обаянием. Они поступают настолько возмутительно, насколько позволяет окружающий мир.

Логан Пирсол Смит, Afterthoughts ("Раздумья").

Объектами его преступных действий были не только безликие финансовые учреждения. Он, например, подделал бланк декларации на подоходный налог своей сводной сестры и обманом заставил ее подписать письменное обязательство возврата 4,5 миллиона долларов. Он забрал деньги, а ей пришлось выплачивать долг. После его ареста она сказала, что невозможно передать "облегчение, которое я почувствовала, узнав, что он за решеткой….Эти маленькие люди, которых он обижал….Слава Богу, теперь он никому не причинит вреда".

Отчим Грэмблинга писал, что тот сожалел о совершенных ошибках, говорил о лечении, о "стопроцентном исправлении" и планах искупления своих грехов, "и все это думая о том, как ограбить очередной банк". Будучи свободным от каких‑либо обязательств, Грэмблинг затевал все новые аферы, чем вносил свою лепту в "рост трансконтинентальный преступности". Его поступки противоречили его заявлениям о раскаянии.

И что обо всем этом хотел сказать Грэмблинг? Как оказалось, почти ничего. Некоторые его заявления раскрывают в нем характерную для психопатов черту: поверхностное искажение реальности даже тогда, когда известно, что слушатель знает факты. Следующие заявления взяты из его письма, поданного в суд с целью смягчения приговора, и из протоколов судебных слушаний.

• Благодаря полученным экономическим знаниям я стал финансовым архитектором. Я строитель, а не профессиональный "мошенник" или "аферист".

• До 1983 года ни на одной работе у меня не было проблем с законом, независимо от того, была ли эта работа связана с финансами или каким‑либо другим видом деятельности.

• Я очень чувствительный человек.

Грэмблинг хорошо знал, что его заявления противоречили известным суду фактам. Он был "аферистом", у него были проблемы с законом до 1983 года и, как бы там ни было, он не был "чувствительным человеком" в обычном понимании этого слова. Его предыдущие аферы и конфликты с законом были документально зафиксированы. В начале 1970–х годов он присвоил несколько тысяч долларов, принадлежавших студенческой организации, в которую он входил. Чтобы избежать скандала, организация приняла от отца Грэмблинга чек и не предъявила официальных обвинений.

Первая работа Грэмблинга (крупный инвестиционный банк) запомнилась тем, что работодатель причислил его к "некомпетентным служащим" и "содействовал" его увольнению. На следующей работе он превысил свои полномочия и надул фирму. Ему разрешили подать в отставку и начать заниматься своим делом — мошенничеством и воровством.

Что же касается чувств, вот строки из книги Рознера, в которых речь идет о жене Грэмблинга: "Она боялась за своих мальчиков. Грэмблинг всегда был плохим отцом, бесчувственным и далеким от семьи. Он врал сыновьям о своей работе, как, кстати, и всем остальным, кто об этом спрашивал. Он врал ей, и не только о преступлениях". "Она не знала своего мужа: "Это как ложиться в постель с бойскаутом и просыпаться с Джеком–Потрошителем". Он обманывал ее так же, как и всех остальных. Ей хотелось, чтобы ее изнасиловали. Тогда все было бы кончено….Один друг, желая проявить сочувствие, сказал ей, что не понимает, почему Грэмблингу за "обычное беловоротничковое преступление" дали такой большой срок. Она чуть не вырвала глотку этому другу. "Обычное беловоротничковое преступление" было тем, с чем ей приходилось жить каждый день". На основании исчерпывающих сведений об отношении Грэмблинга к родственникам Рознер и его коллеги заключили, что им еще никогда не доводилось "встречать более полный анализ мышления преступника в белом воротничке: неослабевающая страсть к наживе, беззастенчивое использование людей в своих целях и отказ от всех эмоций и привязанностей в пользу эгоизма".

Способность Грэмблинга оправдывать свои поступки является естественным продолжением его отношения к жертвам. Несмотря на то что он "хотел всем понравиться", называл себя "финансовым архитектором" и боялся "ударить в грязь лицом", он считал свои преступления логичной реакцией на чувства разочарования и неудовлетворенности и винил в них скорее жертв, чем себя. "По мнению Грэмблинга, каждый, кто глуп настолько, чтобы поверить или довериться ему, заслуживает наказания", — написал Рознер.


Убийцы надежд


Чтобы заручиться доверием, Грэмблинг использовал все свое обаяние, общительность и семейные связи. Ему помогало и бытующее в обществе мнение, что человек с определенным социальным и профессиональным статусом изначально заслуживает доверия. Например, адвокатам, врачам, учителям, политикам, психологам и т. д. не нужно завоевывать наше доверие. Оно прилагается к занимаемой ими должности. Мы можем проявить бдительность, заключая сделку с продавцом подержанных автомобилей или распространителем телефонных услуг, и в то же время совершенно забываем о ней, когда имеем дело с адвокатом, врачом или консультантом по инвестированию.

Б большинстве случаев наше доверие оправдано, но сам факт, что мы так легко вверяем себя в чужие руки, делает нас легкой добычей для корыстолюбивых акул, самые опасные из которых — "Челюсти" убийц надежд — психопаты. Добившись нашего доверия, они предают нас с ошеломляющим бездушием.

Жизнь одного из участников нашего исследования — назову его Брэд — сорокалетнего адвоката, набравшего высокие баллы по Контрольному перечню признаков психопатии, служит хорошим примером того, как психопаты используют свое профессиональное положение для удовлетворения своих эгоистических потребностей. Родители Брэда — уважаемые в обществе люди, профессионалы своего дела. Его младшая сестра — адвокат. А сам он отбывает четырехлетний срок за мошенничество и злоупотребление доверием, повлекшее за собой кражу нескольких миллионов долларов. Он снял деньги с доверительных счетов нескольких клиентов и подделал чеки к банковским счетам сестры и родителей. Позже он заявил, что только одолжил деньги, чтобы покрыть свои неудачные вложения на фондовой бирже, и что собирался "вернуть все до последнего цента, с процентами". Брэд жил на широкую ногу, и это было всем известно. Он три раза женился, ездил на "порше", жил в дорогой квартире, нюхал кокаин и сильно задолжал местным букмекерским конторам. Он ловко "заметал следы", но все же был пойман.

Проблемы Брэда ни для кого не стали неожиданностью. Когда он был подростком, родители часто вытаскивали его из разных передряг. В основном это были незначительные правонарушения, такие как вандализм и драки, но Брэд совершал и более серьезные проступки: однажды он напал на двенадцатилетнюю двоюродную сестру с целью сексуального удовлетворения и заложил часть фамильных драгоценностей матери. По его словам, у него не было трудностей с учебой. "Я был достаточно умен, чтобы окончить школу без проблем. В моем классе было много учеников, поэтому иногда экзамен за меня сдавал кто‑то другой". Когда он учился в юридической школе, его поймали с наркотиками, но тогда ему удалось избежать наказания.

В последний раз, отсидев полтора года, Брэд добился досрочного освобождения. Но уже через два месяца он был пойман, когда пытался пересечь границу на машине матери (взятой без разрешения), и досрочное освобождение было аннулировано.

В беседах с моими интервьюерами Брэд был приятен и убедителен. Что касается жертв, он сказал, что никто из них на самом деле не остался внакладе. "В Обществе юристов для таких случаев есть специальный фонд. Попав за решетку, я расплатился более чем сполна". Его действия повлекли за собой огромные убытки со стороны родственников и партнеров по бизнесу.

Если взять во внимание особенности характера психопатов, становится понятным, почему из них выходят отличные жулики. Они без промедления и без зазрения совести подделывают и используют впечатляющие рекомендации, чтобы присвоить себе положение, дающее им престиж и власть. Когда над ними нависает опасность (как обычно и бывает), они просто собирают вещи и уезжают.

В основном они выбирают те профессии, в которых можно без труда сымитировать необходимые навыки и выучить профессиональный жаргон. Они идут туда, где рекомендации проверить достаточно трудно. Если в профессии высоко ценится умение переубеждать или манипулировать другими, психопатам это только в радость. Поэтому они становятся финансовыми консультантами, торговыми агентами, советниками и психологами. Но иногда они занимают должности, попасть на которые намного труднее.

Психопаты встречаются и среди врачей. Они ставят диагноз, выписывают лекарства и даже проводят операции. То, что они часто подвергают опасности здоровье и жизнь пациентов, беспокоит их меньше всего. Десять лет назад в Ванкувере один мужчина занял должность врача–ортопеда. Почти год он проводил операции (по большей части простые), вел расточительный и привлекающий внимание образ жизни и участвовал во многих общественных и благотворительных акциях. Когда возникли вопросы о его сексуальных связях с пациентами, применяемых им лечебных процедурах и нескольких небрежно выполненных операциях, он просто исчез, оставив в недоумении персонал клиники и многих физически и эмоционально пострадавших пациентов. Через несколько лет он объявился в Великобритании, где и был арестован и осужден за то, что изображал из себя психиатра. В процессе судебного разбирательства выяснилось, что в разное время он представлялся социальным работником, полицейским, тайным агентом таможни и семейным психологом. Когда его спросили, как ему удалось примерить столько профессий, он ответил: "Я много читал". Наказание было мягким. Сейчас он, возможно, работает рядом с вами.


Цель нападения — уязвимые люди


Мысль о том, что психопат может открыть частную практику адвоката или консультанта по инвестированию, не очень утешительна. Но еще больше тревожат случаи хладнокровного злоупотребления властью и доверием нерадивыми представителями небольшой группы профессий: врачами, психиатрами, психологами, учителями, работниками детских садов — чья работа состоит в том, чтобы защищать, а не обижать ранимых. Херви Клекли в своей книге The Mask of Sanity рассказал о двух психопатах — враче и психиатре. Он заметил, что различие между ними и теми психопатами, которые попадали в тюрьму или психиатрическую лечебницу, заключалось лишь в том, что им лучше удавалось поддерживать видимость нормальности. Однако, к несчастью пациентов, запас их респектабельности был очень мал и весьма быстротечен. Чаще всего врачи–психопаты используют свое положение, чтобы склонить обманутого и сбитого с толку пациента к сексуальной связи. Если жертва решит пожаловаться, она может быть раздавлена системой, склонной полагаться на слова врача: "Моя пациентка чересчур возбуждена. Ей не хватает любви. Она живет фантазиями".

Такая жестокая эксплуатация доверия затрагивает самых уязвимых членов общества. Число детей, ставших жертвами сексуальных домогательств со стороны родителей, других родственников, работников детских садов, священников и учителей, приводит в ужас. Самую большую боль ранимым детям доставляют психопаты, которые вообще не задумываются о том, что наносят непоправимый ущерб здоровью и психике ребенка. В отличие от остальных извращенцев, многие из которых стали жертвой насилия в детском возрасте и, несмотря на нарушенную психику, издеваясь над детьми, испытывают боль, психопаты остаются безучастными к происходящему. "Я просто беру то, что мне доступно", — заявил один заключенный, отбывающий срок за сексуальное нападение на восьмилетнюю дочь своей любовницы.

Несколько месяцев назад я получил письмо от женщины–психиатра из одного западного штата. Она написала, что против нескольких частных организаций, с которыми штат заключил договор о лечении трудных подростков, было выдвинуто обвинение в сексуальных притязаниях к пациентам. Исходя из опыта работы с этими организациями, она подозревала, что многие виновные медработники были психопатами, охотно использующими власть и данный им кредит доверия в неблаговидных целях. Она предложила, чтобы Контрольный перечень признаков психопатии применялся во время отбора персонала в те частные учреждения, которые предлагают услуги по лечению клиентов или содержанию их под стражей.


Естественное поведение


Недостатка в психопатах, которые с целью получения денег, престижа, власти, свободы обманом заставляют других делать то, что им нужно, нет. Чего еще можно от них ожидать, если такое поведение идеально соответствует их характеру? Добавьте к этому приятный внешний вид и хорошо подвешенный язык, и вы получите великолепного афериста и обманщика вроде Брэда.

Их деятельность сильно упрощается тем, что многие люди удивительно доверчивы, поскольку свято верят в добрые намерения каждого человека.

Недавно мне попалась на глаза статья с таким заголовком: ПРАВДА О ПОСЛЕДНЕЙ ВЫХОДКЕ МОШЕННИКА. Ее автор рассказывал о подвигах мужчины, который стал Человеком Года (намек на серийного убийцу Джона Уэйна Гейси, чье стремление стать президентом Торговой палаты было погребено после обвинения в убийстве) и представителем Республиканского исполнительного комитета в маленьком городке, где он прожил десять лет. Присвоив себе докторскую степень по психологии, он решил баллотироваться в местный школьный совет. "За это платили восемнадцать тысяч долларов, — сказал он. — Оттуда я хотел перейти на государственную службу, где зарплата была уже тридцать тысяч долларов. Затем, может быть, я пошел бы и в конгрессмены".

Местный журналист решил проверить рекомендации этого мужчины. Все предоставленные им сведения, кроме даты и места рождения, были сфабрикованы. ("Всегда нужно немного правды", — дал он бесплатный совет журналисту). Тот обнаружил, что на этом "докторе философии" висели не только подделка документов, но и длинный послужной список из антиобщественных поступков, мошенничества и тюремных заключений. А его учеба в университете ограничивалась заочными курсами, которые он прошел, отбывая срок в федеральной тюрьме Ливенворта. "Прежде чем стать мошенником, он был маленьким мошенником. Он был тем ребенком, который украл бы форму скаута, чтобы бесплатно путешествовать на попутках. Он всем говорил бы, что ему нужно добраться туда‑то и туда‑то, чтобы заработать значок. Он пошел в армию только для того, чтобы через три недели оттуда сбежать. Он выдавал себя за летчика ВВС и говорил всем, что он герой…. Два десятилетия он шатался по Америке. Свой путь он отметил тремя браками, тремя разводами и четырьмя детьми. До сегодняшнего дня он не имеет ни малейшего представления о том, где они и что с ними".

Когда об этом узнали все, мужчина отнесся к этому равнодушно. Он выразил уверенность в том, что даже если бы его раскрыли, "эти доверчивые люди поддержали бы меня. Хороший обманщик — отличный знаток человеческой натуры", — добавил он. В этой фразе, наверное, было больше правды, чем во всех его словах, сказанных до этого. Он был удивлен лишь тем, что его рассекретил репортер местной газеты. Но и здесь ему удалось парировать удачный выпад журналиста. "Я — многогранная личность", — сказал он.

Самым поразительным (не путать с необычным) было то, что, несмотря на полное разоблачение, местная община, которую он так открыто обманывал, оказывала ему помощь, причем не ограничивалась одной лишь моральной поддержкой. "[Его] искренность, прямота и преданность долгу ставят его в один ряд с президентом Авраамом Линкольном", — написал председатель Республиканской партии. Очевидно, слова мошенника произвели на него такое впечатление, что он закрыл глаза на его поступки. Или же он, как и все остальное население, не мог смириться с тем фактом, что его обманули. Как выразился один комментатор: "В американской энциклопедии нравов нет ничего более унизительного, чем оказаться простофилей".

Это обстоятельство сильно облегчает жизнь плутам и мошенникам. Наш обманщик увидел, что перед ним открываются все двери, и начал строить планы, как выйти на политическую арену. "Известность очень важна для политика, а сейчас меня знает больше людей, чем когда‑либо, — сказал он. — Мое имя будет узнаваемо еще много лет". Многих из нас унижает публичное обвинение в обмане. На психопатов же оно не действует. Они могут смотреть людям в глаза и рассыпаться в страстных заверениях, подкрепляя их фразами вроде "слово чести".

Однажды со мной произошел такой случай. Меня пригласили выступить с отчетом об исследованиях в области психопатии на конференции, которая проходила в Калифорнии. За это мне должны были выписать гонорар в пятьсот долларов плюс расходы. Через шесть месяцев после проведения конференции мне все еще не заплатили, поэтому я сделал запрос и узнал, что ее организатор был арестован на заседании правительства в Вашингтоне и обвинен в мошенничестве, подделке документов и воровстве. Как оказалось, у него было яркое уголовное прошлое, и, чтобы получить занимаемую должность, он прибегнул к подделке документов, писем и рекомендаций. Впоследствии несколько психиатров поставили ему диагноз "классический психопат". Излишне говорить, что я был не единственным одураченным лектором. В завершение скажу, что вскоре после моего выступления он выслал мне отредактированную копию статьи по диагностике психопатии. После ареста он был выпущен на поруки, и с тех пор его больше никто не видел.

Ирония в том, что я провел с ним немало времени, за обедом до и в кафе после выступления, и не заметил ничего необычного или подозрительного. В его присутствии мои антенны отказывались работать. Одолжил бы я ему денег? Возможно. Помню, в баре я настаивал на том, чтобы оплатить счет. У него не было колокольчика на шее!


Благодатная почва


У психопатов в белых воротничках есть уйма возможностей проявить себя. На деловых страницах всех крупных газет периодически появляются заметки о раскрытии теневых финансовых схем и махинаций, за созданием и осуществлением которых стояли мошенники и аферисты. Эти сообщения охватывают только тысячную долю возможностей, которые открываются перед красноречивыми психопатами с математическими способностями. Для них потенциальная выгода настолько велика, законы настолько гибки и сторожевые псы настолько сонливы, что они, должно быть, думают, что находятся в раю. Следующие примеры иллюстрируют диапазон доступных и, естественно, используемых предприимчивыми психопатами лазеек.

В статье "Всемирная столица аферистов" в журнале Forbes журналист назвал Ванкуверскую фондовую биржу "прибежищем лживых подстрекателей, сыновей лживых подстрекателей и сыновей друзей лживых подстрекателей". В местных газетах постоянно мелькают заметки об аферах, мошенничествах, подстрекательствах и явных диверсиях, нацеленных на повышение стоимости акций. Штрафы за такие нарушения настолько смехотворны, что не могут противостоять действиям неконтролируемых и ненасытных махинаторов. Если бы я не получил разрешение на проведение исследования в тюрьме, я, наверное, отправился бы на Ванкуверскую фондовую биржу.

В конце 1980–х годов в США в кредитно–банковском бизнесе были восстановлены ограничения, которые в начале 1980–х были сняты Рональдом Рейганом. Это стало завершением десятилетия обманных инвестиций, пустых обещаний, мошенничества и ненасытной жадности. Не ощущая над собой строгого правительственного контроля, некоторые служащие начали распоряжаться деньгами вкладчиков по своему усмотрению, что и вызвало вслед за постепенным увеличением долгов стремительный финансовый крах компаний. На момент написания этой книги предполагаемый ущерб, который благодаря такой государственной поддержке был нанесен американским налогоплательщикам, оценивался в триллион долларов. Это больше, чем было затрачено на войну во Вьетнаме.

Тем не менее скандал со сбербанками не идет ни в какое сравнение с недавно рассекреченной всемирной сетью, основателями которой двигала одна лишь алчность. "В истории финансовых скандалов еще не было такого случая. В центре внимания оказался банк Credit and Commerce International, империя стоимостью в двадцать миллиардов долларов, чьи представительства были открыты в шестидесяти двух странах мира….со сногсшибательным глобальным размахом. Никогда еще в такие махинации не было вовлечено столько денег, столько народов и столько известных людей….Не будет преувеличением сказать, что это самое крупное финансовое преступление в истории человечества….самая большая из когда‑либо созданных организаций, занимающаяся всеми видами финансовой деятельности, в том числе и отмыванием денег".

Во время написания книги произошла загадочная смерть короля печатного дела Роберта Максвелла. Она стала началом огромных перемен. Деловая империя Максвелла рухнула из‑за обвинений в том, что сотни миллионов долларов компании были незаконно переведены на другие счета. Я привожу этот случай в качестве примера того, что в сердце даже самых, казалось бы, лучших управленцев могут скрываться темные мысли.

И хотя тот факт, что он был мошенником и шарлатаном, был хорошо известен, большинство людей, которые его знали (включая журналистов), не особенно распространялись на эту тему. В руках Максвелла была сосредоточена большая власть, и он умел навести страх на своих противников. Кроме того, ему помогали "вездесущность жадности" и влиятельные люди, закрывавшие глаза на действия "неосужденных финансовых аферистов".

Из статьи Питера Дженклнса, "Captain Bob Revealed: A Crook and a Conspiracy of Silence".

Independent News Service, 7 December 1991


У них есть все, что нужно


Нетрудно понять, почему психопаты так часто совершают "беловоротничковые" преступления. Во–первых, для этого у них есть множество первоклассных возможностей. Как заявил один заключенный, осужденный за продажу поддельных долговых обязательств компании: "Я не оказался бы в тюрьме, если бы передо мной не стояло столько банок с вареньем, которые так и просили, чтобы я запустил в них руку". Под банками с вареньем он понимал пенсионные фонды, конторы по продаже незарегистрированных ценных бумаг по телефону, кампании по сбору благотворительных средств и сдачу в аренду жилплощади на время отпусков. И это только малая часть сфер деятельности, в которых психопаты могут преуспеть.

Во–вторых, психопаты обладают всеми необходимыми для обманщика чертами. Они красноречивы, обаятельны, нахальны, находчивы, хладнокровны, безразличны к возможности быть раскрытыми и абсолютно безжалостны. Даже если вы попытаетесь застать их врасплох, они сделают вид, что ничего не произошло, и этим, возможно, выбьют почву у вас из‑под ног.

И наконец, "беловоротничковые" преступления очень выгодны. Шансы быть пойманным минимальны, а наказания мизерны. Подумайте, насколько прибыльны преступные действия инсайдерных торговцев, королей бросовых облигаций и акул кредитно–банковского бизнеса (даже в случае их поимки). Зачастую отношение к преступникам в белых воротничках и к обыкновенным грабителям не одинаковое. За ограбление банка обычный преступник может получить до двадцати лет, в то время как адвокат, бизнесмен или политик, лишивший государственную казну нескольких миллионов долларов, может отделаться штрафом или условным сроком, да и то после многих задержек и отсрочек. Мы осуждаем и остерегаемся грабителей и в то же время просим у растратчика помощи в инвестировании денег.

Адвокат человека (мистер X), вовлеченного в скандал с инсайдерными торговыми операциями, приехал в Ванкувер, чтобы заручиться моей поддержкой в защите своего клиента, на которого "показал пальцем" другой участник процесса (мистер Y). Адвокат попросил меня с помощью Контрольного перечня признаков психопатии определить, был ли последний психопатом. Сказав, что "деньги — не проблема", он предложил мне побеседовать с друзьями, сотрудниками и бывшими одноклассниками мистера Y. Он добавил, что в мое распоряжение будет предоставлен пляжный домик, расположенный неподалеку от того дома, где частенько бывает мистер Y, чтобы я лучше его узнал. Когда я спросил адвоката, зачем ему нужна эта информация, он ответил, что это сильно помогло бы делу, ведь каждый знает, что психопаты коварны, ненадежны и стремятся спасти собственную шкуру любой ценой. Если бы мистера Y признали психопатом, его показания были бы подвергнуты сомнению и адвокату удалось бы заключить с властями штата более удобную для клиента сделку о признании вины. Я мог неплохо заработать — "деньги — не проблема", — но все‑таки отклонил предложение.

К сожалению, многие из нас не считают "беловоротничковые" преступления такими же тяжкими, как, например, ограбление или изнасилование. В упомянутом в начале этой главы случае Джон Грэмблинг послал судье, который должен был вынести ему приговор, письмо следующего содержания.

Я сижу в тюрьме уже два месяца, и за это время в моей камере побывали нищий и безграмотный нелегал, профессиональный преступник, наркоман–контрабандист и убийца. Будучи вынужденным проводить время с этими антиобщественными элементами, я опустился на самое дно в своих чувствах и самооценке. По логике вещей, факт моего пребывания в тюрьме приравнивает меня к остальным заключенным. Но могу с уверенностью сказать вам, что я не такой. Я выгляжу по–другому, думаю по–другому, говорю по–другому и поступаю по–другому.

Судья по этому делу заявил, что хотя он и не согласен с Грэмблингом, но "на практике существует разница между преступлением против человека и преступлением против собственности….между тем, кто насилует вас или угрожает насилием, убийством или нанесением увечий, и тем, кто причиняет боль с помощью шариковой ручки". Прокурор же заметил: "В федеральных тюрьмах для богатых и привилегированных… подают хорошую еду, предоставляют беговые дорожки, крутят последние кинофильмы….Федеральные тюрьмы для богатых и привилегированных — позор для нации".

Эти заявления касаются и тех психопатов, которые только стремятся попасть в высшее общество.

Роберт Хаэр "Лишенные совести"
Tags: социопатия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments