m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Влюбилась в русского

Невероятный взлет ничем не примечательного бюрократа из Совфрахта до сих пор служит предметом толков и пересудов. Что это было? Любовь с первого взгляда? Сексуальная магия? Виртуозная операция Комитета государственной безопасности? Или и то, и другое, и третье вместе? Молчит Кристина Онассис ­ бедняжка давно уж в могиле. Молчат спецслужбы ­ им так по должности полагается. И вот уже более трех десятков лет молчит загадочный господин Каузов.

В 1978 году мир потрясла новость о свадьбе скромного советского гражданина, к тому же одноглазого, и миллиардерши, как сейчас принято говорить, «светской львицы», гречанки Кристины Онассис. Мужем стал обычный советский клерк Сергей Каузов.



Неизвестно даже, откуда он вдруг вынырнул в середине 1970­х, Сергей Данилович Каузов. Меньше всего он подходил на роль Ромео. В детстве он потерял в результате травмы правый глаз. Носил в глазнице стеклянный. Уверенно владел несколькими европейскими языками. Работал в отделе нефтеперевозок Совфрахта. Бывал за границей. Жил с женой Натальей и малолетней дочерью.


Кристина так и не простила отцу развод с матерью, Афиной Ливанос. В двадцать один, вопреки отцовской воле, она выскочила замуж за калифорнийского застройщика Джозефа Болкера (тот был почти на 30 лет старше невесты). Аристотель воздел руки к небу и театрально проклял дочь. Семейная жизнь продлилась девять месяцев.

Кристине подобрали нового жениха, богатого грека Александроса Андреадиса. Она продержалась ровно год и два месяца. Рухнул не только ее новый брак: в 1973 году погиб в авиакатастрофе брат Кристины Александр, нежно любимый сын и наследник Онассиса, в 1974­м умерла мать.

Безутешный и сломленный Аристотель принялся вводить Кристину в курс судоходного дела и сам отошел в мир иной в 1975 году. В 1976 году Кристина прилетела в Москву продлевать взаимовыгодный контракт на перевозку в Советский Союз импортного зерна. Дальше начинается легенда. Не то Кристине страшно понравился голос Сергея в телефонной трубке, не то она положила на него глаз (да простят нам этот неуместный каламбур) во время московских переговоров. Что ж, положила и улетела.

И товарища С. Д. Каузова спешно командировали в Париж заведовать бюро Совфрахта и продолжать переговоры с коллегой Онассис.



Кристина не желала знать никаких преград ­ а желания ее должны были тотчас становиться законом. Ее вела страсть. По словам родственников, влюбившись в «русского», она часами дожидалась его, сидя на лестнице, и осаждала любовника телефонными звонками. Пару стали все чаще видеть вместе: в ресторанах, в опере. Свои отношения они больше не скрывали. Каузов становился важной персоной. «Он помогает ей, дает много советов, включая деловые вопросы. Она чувствует, что может ему доверять», ­ рассказывал друг семьи Онассисов, миллионер­-нефтеносец Арман Хаммер.



В ЦРУ, как пишет экс­дипломат и разведчик Вадим Мельников, были уверены, что Каузов является кадровым офицером госбезопасности и выполняет задание под кодовым названием «План Олимпия». Цель его ­ наложить щупальца КГБ на компанию Кристины Olympic Maritime и один из ключевых частных флотов мира.



Совершенно иную версию излагает в своей книге «Прощай, Лубянка» бывший генерал­майор КГБ Олег Калугин, ныне живущий в США и заочно осужденный в России как государственный изменник. Каузов, утверждает он, проходил в качестве подозреваемого по делу о валютных махинациях среди работников Министерства морского флота. Намечался суд. Московские сотрудники Второго главного управления КГБ характеризовали Каузова как «разгильдяя, барахольщика и выжигу, выпускать которого за границу просто нельзя». С другой стороны, контрразведчики в Париже высоко отзывались о его деловой хватке.

В январе молодожены уехали в Париж, бывали наездами в Афинах и Санкт-­Морице. Каузов чувствовал себя как рыба в воде и радостно потчевал советских дипломатов роскошными обедами в семейном парижском ресторанчике Онассисов. Мельников, работавший в то время в советском консульстве в Париже, хорошо помнит вкус кальвадоса 1893 года...



Первый юбилей свадьбы Сергей и Кристина пышно отпраздновали на Скорпиосе. Однако очень скоро случилось то, чего и следовало ожидать. Сергей Каузов просто­напросто надоел Кристине Онассис. Она ведь, Кристина, была вся в отца: тот относился к любовницам или женам, как к дорогим игрушкам, которые нужно время от времени менять. Прожив в браке семнадцать месяцев, Кристина и Сергей развелись.



Много позже она признавалась, что Сергей оказался лучшим из ее мужей. Что с того ­ теперь Кристина вновь, как выражаются интересные дамы, была вся в поиске. На ее горизонте возник состоятельный француз Тьери Руссель; Кристина обвенчалась с ним в 1984 году и родила в браке дочь Афину. В 1987 году ­ снова развод. Год спустя Кристина Онассис была обнаружена мертвой в поместье ее друзей под Буэнос­ Айресом. Миллионерша лежала в ванне. Официально смерть списали на сердечный приступ, но ходили слухи о самоубийстве.



К Сергею Каузову судьба оказалась благосклонна. При разводе он получил от Кристины два танкера, перебрался в Лондон и открыл фирму морских перевозок.

Калугин рассказывает, что до 1985 года Сергей Каузов продолжал перечислять деньги в фонды КПСС и в общей сложности перевел компартии полмиллиона долларов. «Я горжусь этим делом: вместо того чтобы засадить человека в тюрьму, мы делали деньги из него», ­ говорит он.

Вскоре он женился и развёлся с англичанкой Элисон Харкнесс, которая родила ему дочь.

В конце 1990–х Сергей Каузов купил участок на карибском острове, принадлежавшем лорду Гленконнеру, супругу придворной дамы принцессы Маргарет, младшей сестры королевы Елизаветы. Через знакомство с лордом он стал вхож в круги английской королевской семьи. Соседями Каузова стали Билл Гейтс, Мик Джаггер и Дэвид Боуи.

У Каузова оставалось советское гражданство (сейчас — российское). Также он приобрёл швейцарское и английское гражданств. Сегодня он больше всего времени проводит в своём шале в Швейцарии. Соседние виллы занимают его дочери от прежних браков с русской Натальей и англичанкой Элисон.

Свою бывшую советскую (ныне российскую) семью Каузов обеспечивал сполна, например, купил им 200–метровую квартиру в элитном доме в центре Москвы. Первую жену звали Натальей Бонди, она была профессор Гнесинки, вела передачи о классической музыке на радио. Лет пятнадцать назад перевез в Швейцарию из Москвы престарелую мать.

В 1990­е бизнес-­партнером Каузова и его фирмы Interocean стал старый знакомец Игорь Осминин, бывший глава уникального советского акционерного предприятия «Совкомфлот» (он умер в 2007 году). Оба вложили большие суммы в добычу нефти на сахалинском шельфе ­ однако, как лаконично сообщает Ларссон, «потеряли много денег на этом проекте».

Сегодня он, как пишет желтая пресса, занимает громадное шале в швейцарском курортном местечке Грийон и по­-прежнему отказывается от интервью.

Отсюда

Tags: зарубежная
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments