leftbot (leftbot) wrote in rabota_psy,
leftbot
leftbot
rabota_psy

Вальдорфская кукла.



Однажды мне пришлось мирить двух подруг. Не получилось. Потом, много позже они помирились как-то сами. Но по словам одной из них: «разбитая чашка склеена, но всё равно она разбита». По словам другой: «дура какая-то! Из-за всяких пустяков обижаться».
Пустяком была вальдорфская кукла. Первая подруга, назовём её Наташа, а впрочем, так её и звали, любила шить кукол и дарить их детям. Своих детей у неё не было, но она подрабатывала няней и дарила кукол своим подопечным. Иногда и шила кукол вместе с детьми. Если же всем знакомым детям она уже подарила куклу. А есть ещё какая-нибудь на выданье, то Наташа дарила куклу незнакомому ребёнку. И что странно — никогда не ошибалась. Ну представьте, подходит к вашему ребёнку незнакомая женщина на улице и дарит самодельную куклу. Девять из десяти мамочек попросят тётку отойти подальше со своей идиотской игрушкой и не приставать к её ребёнку. Так вот Наташа подходила только к тому малышу, который с восторгом примет её куклу, а его мамочка заулыбается и скажет «спасибо».
Наташину подругу звали Паша. Она была дама решительная и напрочь не сентиментальная. Наташу считала блаженной, но доброй. Вот за доброту её и ценила.
Наташе очень хотелось однажды сшить вальдорфскую куклу. Наконец она приобрела то, что искала, и без чего вальдорфская кукла была бы не вальдорфская, — мешок овечьей шерсти. И сшила по всем выкройкам и правилам из трикотажа телесного цвета. Набила тельце овечьей шерстью. Глазки — бусинки, носик — точечки, ротик — ниточка. А волосы! Каждая волосинка отдельно, шерстяной ниточкой. Подстригла младенчика — космы по плечи, чёлка по глазки. Сидит Наташа и любуется своей куклой.
И тут Паша приходит. Паша была зла, в очереди стояла, а того, за чем стояла, не хватило. Так-то Наташа всегда чётка чуяла Пашин настрой и не совалась к ней со своими игрушечными проблемами, когда у Паши плохое настроение из-за её серьёзных и тяжёлых жизненых обстоятельств. Типа, какой-то мерзавец выкрутил на лестнице лампочку. Что за люди пошли!? Но в этот раз чутьё дало осечку. Наташа была в эйфории от только что законченной работы. Наташа смотрела на свою вальдорфскую куклу, и её глаза сияли от счастья.
— Паша, смотри. Я куклу сшила.
И тут Пашу понесло. Что у Наташи старческий маразм, что вместо того, чтобы куклы шить, она бы лучше пол подмела. В грязи ведь сидит. Нитки, тряпки, верёвки. Тут из сил выбиваешься по очередям, а она куклы шьёт, дура такая. Выкинь её немедленно. Эта кукла только в огород пригодится, вместо пугала птиц разгонять. Да пугало и есть. Как такую страшилу детям показывать — заиками только делать.
Так посорились Наташа и Паша.
Я написала пост, а близкий для меня человек пишет мне в контакт: «дочитала до середины и плюнула». Ну и так далее. Всё. Теперь будет далёким. И что интересно — даже не поймёт этого. И хорошо.
Это была моя вальдорфская кукла. Когда кто-то что-то сделал: написал, слепил, вышил, то сразу после завершения работы есть небольшой временной интервал, когда творцу, неважно, какой он большой, маленький, вообще никакой, не надо говорить, что он дурак, а его вальдорфская кукла — огородное пугало.
Tags: автор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments