pd_v_np (pd_v_np) wrote in rabota_psy,
pd_v_np
pd_v_np
rabota_psy

8 страхов и терапевтическое вмешательство 4/6

Начало
Продолжение
Продолжение
Пятый вид страха. Невроз. Внутренний конфликт

Причиной возникновения этого вида страха является напряжение, вызванное внутренним конфликтом между мотивами и побуждениями человека. Чаще всего это следы опыта, приобретенного в раннем детстве в общении с родителями. Этот термин означает, что во внешнем пространстве не происходит ничего опасного, а «внутри» пространства души человека борется триада: «могу-хочу-надо».

В практике психологов эти категории нарушений составляют необозримое количество вариантов. Поэтому отметим только самые общие принципы. В современной классификации отсутствуют такие категории как невроз или внутриличностный конфликт. Сейчас в профессиональной литературе предпочитают более точные определения, например, вместо термина «невроз» введено новое понятие «тревожные расстройства», а вместо сочетания «внутриличностный конфликт» употребляют «детские травмы» и «проблемы социальной адаптации». Несмотря на то, что в настоящее время, преобладает описание, в основании которого такие понятия, как: развитие, онтогенез, фиксация ранних фаз – суть причин возникновения данного вида страха легче объяснить, используя старые термины.

Итак, невротический страх – это проекция возбуждения внутреннего конфликта «должен-хочу», «хочу-надо». Если постараться по-простому объяснить что такое внутриличностный конфликт, то приблизительно это будет выглядеть так: снаружи все тихо, а человек сам себя грызет. Внутриличностный конфликт принципиально отличается от травмы. При травме среда как-то повела себя снаружи, при внутриличностном конфликте среда не проявляет себя никак.

Внутриличностный конфликт принципиально отличается и от повторяющейся ситуации. При повторяющемся случае человек как бы «застревает» в незавершенном действии. На девушку наезжала машина. Она не успела отбежать. И вот через какое-то время едет другая машина, а у девушки на уме попытка убежать. Она как бы «застряла» в своем незавершенном убегании. Как только она доделает действие, симптом исчезнет.

Наличие у человека пятого вида страха подразумевает систему отношений.

Вспомним знаменитый треугольник Карпмана. Жертва, преследователь, спасатель. И здесь как раз проявляется в остром невротическом ключе диада, о которой мы упоминали ранее, «боюсь-хочу». В этом много своеобразной красоты и драматичности сценария отношений. «Мужчина! Мужчина! Я вас боюсь! Мужчина, спасите меня!».

Коррекция страхов, которые мы отнесем к пятому типу, требует времени. Обычно она занимает не менее двух месяцев, иногда годы, особенно если это работа с ребенком. Показаны простые психотерапевтические сессии, которые направлены на укрепление Self, на укрепление личности, способности осознавать себя, сказать про себя, о своих интересах, способности вступить в конфликт, способности сказать «да», способности сказать «нет», попросить. В общем, показаны общеукрепляющие Self действия, за счет которых человеку приходится меньше уходить в невротические механизмы, которые ослабевают и, собственно, проходят. Со взрослыми можно немного заняться драматизацией, разыгрывать сценки, а потом снова возвращаться к укреплению Self.

Например, женщина боится ездить в лифте. Возможно, она когда-то в лифте застряла и тогда это – страх второго типа.
А может быть у нее что-то произошло на работе, и повысилась общая тревожность. Это третий тип.
А может быть, ее страх лифта связан с нарциссической травмой? Но при расспросе консультант стал понимать, что главное значение этого страха в том, что это символический способ, с помощью которого женщина может заставить родственников проявлять свою любовь – ей надо, чтобы ее сопровождали, несли ей сумочку, пока она поднимается или спускается, и по своей функции есть полусознательная манипуляция в отношениях с близкими. До того, как мы подробно расспросим человека, мы не можем определить тип «страха» и выбрать тактики помощи. Подробнее варианты "невротических страхов" можно посмотреть в книге Фрица Римана (1999).

Шестой вид фиксированных страхов. Болезнь души


Это тревога и страх, который может появиться у человека, который переживает психоз.
То есть, страх появляется, когда человек болен психозом как болезнью, а не «псих» в бытовом смысле этого слова, просто человек болен.
Это может быть психотическая депрессия, или шизофрения, или результат механического повреждения мозга при травме. К этому же классу можно отнести и временный интоксикационный психоз, который может возникнуть при высокой температуре при гриппе, при сильных отравлениях. Он также вызывается принятием различных химических веществ, в том числе и алкоголя. Люди видят и/или слышат галлюцинации. Образно выражаясь, можно сказать, что в этот момент мозг работает «неправильно».

Биологическая тревога, вызванная болезненным состоянием подает сигналы, которые начинают попадать в кору, последняя переводит их в визуальный или аудиальный регистр.

Иногда возникающие картинки или галлюцинации бывают похожи на детские сны, иногда нет. Или, например, при инсульте у больных возникает тяга встать и идти. А чтобы объяснить себе зачем и почему они хотят встать и идти, часто их мозг придумывает картинку пожара, такие больные говорят, что, по их мнению, вот-вот возникнет пожар, и они должны успеть покинуть помещение.

Источник напряжения находится исключительно в области физиологии и личностной терапией заниматься не рекомендуется. В случае диагностики этого вида страха, следует незамедлительно отправить клиента к психиатру для назначения медикаментозного лечения.

Психолог может оказывать только посильную поддержку такому пациенту, согласовывая свои действия с лечащим психиатром.

Для того, чтобы смягчить впечатление от печальной темы, напомним в завершении этого раздела один из старых анекдотов. «Пациент приходит к доктору-психиатру, махает руками и говорит, что ему кажется, что по рукавам его костюма бегают крокодильчики. Доктор смотрит на свои руки, начинает махать руками, и сердито говорит пациенту: ''А зачем вы на меня их стряхиваете?!''».

Седьмой вид фиксированного страха. Характерологические страхи

У многих людей есть такие акцентуации. В более серьезных случаях говорят о патологии характера и типах характеров. Это похоже на невроз только в очень усеченном виде. Это – черта характера. Такой характер имеет некоторую специфичность. В эмоциональной жизни взрослого человека мы обнаруживаем некоторые фиксированные и жестко закрепленные способы организации отношений с окружением. Зафиксирован на какой-то один ранний детский опыт. И при этом один человек будет бояться что-то делать, второй отвержения, третий поглощения.


Источник напряжения и дезадаптации в этом случае имеет интегрированный характер.
Это зафиксированные с раннего детства паттерны поведения, которые включают и биологические основания, и итоги воспитания. Помощь в изменении тех паттернов требует длительного времени, обычно в литературе указываются (Рождественский, 2013) интервалы времени более 5 лет тщательной аналитической работы, и не будет реалистичным ожидание значительных быстрых успехов. Поэтому терапевт может надеяться на общее медленное изменение самой глубиной организации личности человека, и это изменение приведет к стабилизации эмоционального опыта и уменьшению опыта «характерологических страхов». Не стоит рассчитывать на то, что терапевт сможет одним «хорошим приемом» помочь человеку справиться с неприятным фиксированным эмоциональным опытом.

Восьмой тип. Экзистенциальные страхи

Это может быть Страх смерти. Страх жизни. Страх одиночества. Страх потери смысла. Если ребенок или взрослый задумываются над этими важнейшими для человека темами, и они становится настолько фиксированными для него, что возникает необходимость обратиться к психологу, я буду как практик думать – что же случилось в фоне его жизни такого, что он перестал справляться с ситуацией.

Например, если ребенок много говорит о смерти, может быть он столкнулся с потерей. Тактики работы будут похожи на работу с страхами пятого типа, с «неврозами».

Как правило, терапевт предлагает своему собеседнику тщательное исследование убеждений и опыта клиента. По сравнению с работой с неврозами, терапевт меньше обращает внимание на «внутренний конфликт» и больше дает внимания убеждениям и опыту переживаний клиента.

Елена Петрова, член Ассоциации детских психиатров и психологов, преподаватель Института «Иматон», гештальт–терапевт, член Европейской ассоциации гештальт–терапии (EAGT), , медицинский психолог, ГПНДС № 7

Продолжение следует...

Tags: мнение коллеги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment