m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Как я попробовал на себе четыре вида психотерапии

Со страницы http://www.the-village.ru/village/people/experience/234129-therapist

По просьбе The Village корреспондент Стас Кузнецов испытал на себе четыре вида психотерапии и рассказал, что из этого вышло

31 марта 2016 года
65 665 просмотров

Психотерапия — новый чёрный. В последние годы как никогда разговоры о ней то и дело звучат во время дружеских посиделок, в перекурах на работе и в тредах соцсетей. Кажется, это ещё одна черта поколения миллениалов — депрессия больше не воспринимается надуманной мнимой болезнью, а признаётся диагнозом, который стоит лечить под надзором специалиста. При этом найти специалиста не так просто: разновидностей терапии существует великое множество, и регулярно этот список пополняется всё новыми пунктами. Все методы психотерапии не изучишь и не перепробуешь, но определить именно свой хочется. Специально для The Village корреспондент Стас Кузнецов решил провести эксперимент и почти наугад составил список из четырёх терапий на месяц. Так он попал на психодраму, танатотерапию, гипноз и логотерапию, после чего подробно рассказал, что с ним происходило.

Гипнотерапия


Гипноз — это техники введения клиента в состояние концентрации на внутренних переживаниях и частичном или полном отключении от внешнего мира (Большая психологическая энциклопедия).

О гипнозе мы слышим с детства. Когда-то вся страна смотрела в прямом эфире сеансы Кашпировского и ставила у телевизионных экранов банки, заряжая в них воду. Несколько лет назад на ТНТ была передача о гипнозе, да и на других телеканалах регулярно выходят документальные фильмы по теме. В общем, гипнозом русского человека не удивишь, мы давно знаем о его существовании, хотя и вряд ли понимаем, что это такое и как это применить к своей жизни.

Мысль о том, что кто-то может решить мои проблемы без моего особого участия и за пару сеансов, выглядит и бесконечно глупой, и бесконечно привлекательной одновременно.


Кажется, она строится на сюжетах всех русских сказок разом, где вопросы решаются сами собой, по щучьему велению. Меня такие методы немного пугают: получается, нужно доверить свою жизнь незнакомому человеку, который по своему решению задаст мне какие-то установки, пока я буду в трансе. Думая об этом перед тем, как пойти на сеанс, я твёрдо решил удалить из телефона приложение Альфа-банка и взять с собой как можно меньше налички — мало ли.

Найти гипнолога в Москве оказалось не так просто. Сначала я позвонил в Научно-исследовательский институт клинического гипноза — их сайт мне показался благонадёжнее остальных. По указанному там номеру я звонил раз пятнадцать, но никто не брал трубку: каждый раз я слушал одну и ту же слишком, на мой взгляд, бодрую для этой организации мелодию и попутно терял надежду на общение. Отчаявшись наладить контакт с этим институтом, через знакомых я нашёл другой, с незатейливым названием Московский институт гипноза. Там мне ответили сразу. На том конце провода — вежливый и приятный голос, который подробно рассказал, что, где и как мне предстоит пройти.

В назначенный день я иду к какому-то заводу от станции метро «Волгоградский проспект». Ночью выпало много снега, сегодня он активно тает, поэтому добираться приходится почти вплавь. Вокруг меня страшный сон урбаниста: завод, который наспех переделали под офисы, ноль благоустройства, кафе «Старый город». Такой вот «Красный Октябрь» в параллельной реальности.

— Что привело вас в наш храм?

— Храм гипноза?

— Храм самоисцеления!

Крепкий мужчина в рубашке и жилете на китайский манер широко улыбается мне. Заметив мой взгляд на своей одежде, гипнотерапевт Олег объясняет, что сегодня к нему приедет телевидение, поэтому он в «цирковом костюме». Камеры, оказывается, приезжают сюда часто. Однажды к нему даже обращались правоохранительные органы, чтобы расследовать уголовное дело. Человека обвиняли в преступлении, а Олег с помощью гипноза смог доказать его невиновность. Вообще, у моего гипнотерапевта много историй, и он рассказывает мне ещё одну — про девушку, которая приходила к нему не так давно. Во время гипноза она вспомнила случай из детства: однажды её бабушка, увидев, как внучка лезет руками в трусы, сказала: «Будешь грязными руками писю трогать, она всегда будет болеть». По словам Олега, это стало установкой на всю жизнь: девушка мучилась от лобковых болей, поэтому и пришла на гипноз. Через несколько дней после сеанса боли якобы бесследно прошли. Не уверен, что хочу знать об интимных проблемах незнакомцев и чудесах, которые с ними произошли, но это уже случилось. И что-то подобное мне предстоит попробовать на себе.

После чудесных историй Олег вспоминает, что я так и не рассказал, зачем пришёл. Он начинает расспрашивать меня и фиксирует все данные на листке бумаги. В этом процессе есть что-то неуютное. Записав даже имена моих родителей, Олег расспрашивает меня о вредных привычках. Я выслушиваю небольшую лекцию о вреде наркотиков. Он просит меня рассказать моим друзьям и знакомым о вреде лёгких наркотиков, в которые, как проинформировали Олега бывшие коллеги, добавляют героин. Оказывается, что бывшие коллеги — это сотрудники ФСБ. Сам Олег шутит, что бывших, конечно, не бывает, и смеётся, а я вежливо улыбаюсь в ответ. Теперь я понимаю, почему мне было неуютно отвечать на его вопросы. Бывших не бывает, да.

После начинается лекция о пиве и его вреде. Когда я говорю, что пиво пью крайне редко, Олег начинает хвалить меня, его голос меняется, становится громче. Он чётко повторяет свои слова, попутно щёлкает пальцами. Понятно — меня уже кодируют.

Мы пробежались по всем очевидным вопросам, которые, наверное, задаёт участковый задержанному за распитие алкоголя подростку. Я намекаю Олегу, что у меня не так много времени и, к сожалению, через полчаса мне нужно будет убежать. Он решает, что погружать меня в глубокий транс сегодня не будет, но слегка со мной всё же поработает.

Начинается всё просто. Гипнолог просит меня зеркально повторять за ним движения: он вытягивает руки перед собой ладонями вниз — я делаю то же самое, он поднимает одну ладонь вверх — и я поднимаю. После нескольких таких повторений я складываю, повторяя за ним, пальцы рук в пистолетик и держу их у лица. Он просит меня раздвинуть указательные пальцы так, чтобы образовалась условная мушка. Дальше я должен смотреть не сквозь мушку, а на само это расстояние между пальцами. Я вижу Олега, но изображение размыто, концентрироваться трудно. Через пару секунд он чётко и громко говорит, что накидывает на мои пальцы лассо. Мои пальцы прижимаются друг к другу. Олег затягивает воображаемую верёвку всё туже, пальцы действительно всё сильнее прижимаются друг к другу, напряжение растёт. Ещё несколько секунд, и он разбивает напряжённые пальцы своей рукой. Хвалит меня — говорит, что у меня хороший интеллект и что я неплохо вхожу в состояние гипноза.

Дальше он предлагает погрузить меня в лёгкий гипнотический сон, который расслабит и даст силы. Я сижу на кресле, а он встаёт сбоку от меня и начинает размахивать перед моим лицом рукой. Его рука мельтешит достаточно близко перед глазами, поэтому я их закрываю. Иногда он слегка трогает мою голову и постоянно говорит, громко и чётко.

— Твоё тело расслабленно, спокойно и расслабленно! Твои мышцы пребывают в покое, нет тревог и волнений, тревог и волнений!

Его голос звучит как будто в отдалении. Я действительно расслаблен, нахожусь здесь и не здесь одновременно. Всё это похоже на затянувшуюся дремоту. В какой-то момент Олег с силой сжимает мою голову и направляет её вниз, достаточно грубо. Так делали учителя в школе, когда ты отвлекался, чтобы вернуть тебя к тетради. Меня это сильно выбивает из плюс-минус приятного состояния, но я продолжаю молча сидеть с закрытыми глазами и не подаю вида (или не могу его подать, потому что я в трансе?).

Через пару минут, на счёт три, я открываю глаза. Чувствую себя сонливо, а не бодро, как было обещано. Олег замечает это и просит ещё раз закрыть глаза, погружает меня ненадолго в то же состояние, из которого я выныриваю через пару минут уже более или менее свежим. Или, возможно, мне уже просто хочется, чтобы это поскорее закончилось, поэтому я только делаю вид, что мне лучше. На самом деле всё вокруг кажется немного размытым, но я пытаюсь не обращать на это внимания.

Олег убеждает меня, что нужно прийти к нему ещё на три сеанса. Ничего не отвечая, протягиваю ему деньги и жду свою сдачу, которую он пытается мне насчитать.

— У меня нет сдачи, Стас. Оставишь эти деньги для следующей встречи?

Это максимально странная сцена, так как в руках Олега я вижу ту самую сумму, которую он должен мне отдать.

— Мне сегодня понадобятся наличные, — говорю я, делая акцент на слове «сегодня» и не прекращая смотреть на деньги в руках Олега. Он пересчитывает купюры, наконец замечает, что здесь ровно та сумма, что была нужна, и передаёт их мне.

Совсем не понимая, что это было, я решаю, что не буду об этом думать, а лучше соберусь как можно скорее и пойду. Одеваясь, спрашиваю Олега, встречались ли ему люди, которые не подвластны гипнозу. Он отвечает, что нет. Были только те, кто уверен, что их невозможно ввести в транс, а у него, Олега, всё равно получалось сломать их.

— Это сейчас я людей лечу, а когда-то калечил.

Вспоминаю его же слова о том, что бывших не бывает. Вижу, что так оно и есть, и спешу уйти от человека, который знает теперь даже имена моих родителей. Страшно хочу назло ему выпить пива в этот же день, но, выпивая с друзьями вечером, забываю об этом и заказываю что-то другое. Хотя, может быть, дело уже не в моей памяти, а в Олеговых установках.

Логотерапия

(окончание в следующем посте)
Tags: пресса о психологах
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment