Alex Dietrich (glavbuhdudin) wrote in rabota_psy,
Alex Dietrich
glavbuhdudin
rabota_psy

Безудержная жажда власти

Для любой агрессивной личности нет ничего более важного, чем заполучить власть и
занять доминирующее положение. Торговцы недвижимостью любят говорить, что есть всего
три важные вещи: место, место и еще раз место. Точно так же для любой агрессивной
личности критичны положение, положение и еще раз положение! Да, мы все в какой-то
степени хотим почувствовать свою власть. В этом нет ничего нездорового. Но то, насколько
страстно мы к ней стремимся, каким образом удерживаем ее и как используем, много
говорит о нас как о личностях. Скрыто-агрессивные личности беспощадно честолюбивы, но
достаточно осмотрительны, чтобы не выглядеть таковыми. Следующая история рассказывает
о священнослужителе, который лгал себе и своей семье о том, кому служит на самом деле.

Священник с миссией

Джеймс почти не испытывал сомнений в тот день, когда они с Джиной и детьми
покинули свой уютный домик рядом со старой деревенской церковью. Он уже рассказал
детям, сколько впечатлений и возможностей принесет им переезд в город. У них будет уйма
новых занятий, и им не придется больше жаловаться на то, что у отца никогда не находится
времени отправиться с ними в поход или сплавиться по реке. Он решительно отмел все
тревоги Джины о том, что служба в большом приходе может добавить напряженности в их
отношения. Ей всегда было сложно принять, что служение Господу стоит для него на первом
месте, отметил он. Джина признала, что вела себя «эгоистично», и вновь пообещала
Джеймсу во всем поддерживать его.
Маленький деревенский приход несколько недель бурно обсуждал предстоящий
переезд. Ходили слухи, что перевод в столицу открывает двери на верхние этажи церковной
иерархии. Джеймс на все расспросы отвечал с присущим ему смирением: «Я не знаю, что
предначертано мне Господом, – я просто иду туда, куда Он ведет меня».
Настоятель храма в столичном приходе был поражен рвением и преданностью
Джеймса. Он несколько раз напоминал ему при случае, что нет необходимости отвечать на
любую просьбу о домашнем посещении и присоединяться к каждой встрече по изучению
Библии. Но Джеймс отвечал, что служение Господу «придает ему силы», и опекал свою
паству с удвоенной энергией.
Толпа, которая собралась на следующую воскресную службу, разрасталась с каждой
страстной проповедью. Джеймс раскраснелся от беспрестанных похвал, которыми
прихожане отмечали его самоотверженное служение. Он отвечал, что помогать ближним –
высшее удовольствие и радость для него, и говорил о том, как счастлив быть скромным
служителем Господа.
Казалось, что среди прихожан нет никого, кто не почитал бы и не обожал Джеймса. Вот
почему Джине было так сложно вернуться к прежней теме. Она чувствовала себя виноватой
и упрекала себя в эгоизме, на который не раз указывал ей Джеймс. Но она начала уставать от
вечеров, проведенных в одиночестве. Ей нужно было его внимание, чтобы обсудить
насущные вопросы, и его участие, чтобы помочь детям свыкнуться с новой школой и новым
окружением. Она даже рискнула попросить его вернуться в прежний деревенский приход,
где пост священника все еще оставался свободным. Джеймс был категорически настроен
остаться. В запальчивости Джина пригрозила уйти от него, но к тому моменту, когда они с
Джеймсом закончили спор, ее захлестнуло чувство вины. Он совершенно прав, думала она,
когда указывает ей, сколь мелки желания отдельных людей рядом с волей Господа. «Откуда
взялась эта возможность, если не по воле Господней?» – рассудила она. Джина смирилась с
той жизнью, которая ей предстояла, и, как смогла, объяснила это детям.
Джеймс отступил только тогда, когда на одной из еженедельных встреч настоятель
храма был вынужден сказать ему: «Как ты уже знаешь, Джеймс, некоторые люди вовсю
говорят, что тебе надо готовиться занять место в совете духовенства, и я совершенно
согласен с ними. Мне сложно представить, – продолжил он, – что кто-нибудь мог бы
заподозрить, будто у тебя в семье есть проблемы, которые в силах тебе помешать. Но если
бы я полагал, что в этих слухах есть доля правды, я бы не стал рекомендовать тебя».
Тем вечером Джина не могла поверить своим ушам. Джеймс пригласил няню, чтобы
они могли провести остаток дня вне дома! За едой он рассказал Джине о своих планах:
впереди длинный уик-энд, и они проведут его всей семьей на загородной рыбалке. Он уже
все уладил с настоятелем. «Что вдруг на тебя нашло?» – только и могла спросить Джина. «Я
просто кое-что переосмыслил, – ответил он. – И к тому же я люблю тебя больше всего на
свете!»

Скрытые намерения Джеймса

Джеймс – скрыто-агрессивная личность. Под «прикрытием» служения Господу и
другим людям он удовлетворяет свое стремление к власти, карьере и престижу. Его характер
серьезно поврежден. Человек со здоровым характером умеет соблюдать равновесие между
своими интересами и потребностями окружающих. Джеймс не был этому обучен.
Провозглашая идею «служения» нуждам всех верующих, он привычно пренебрегал
потребностями собственной семьи. На практике чужие потребности – последнее, что
занимало его ум. Его истинным намерением было служение собственному тщеславию.
Доказательством служит реакция Джеймса на намек настоятеля о том, что семейные
проблемы могут поставить под угрозу его выдвижение в совет духовенства. Джеймс сразу
же нашел время для Джины. Он сделал это отнюдь не потому, что случилось чудесное
преображение и он превратился в человека, более внимательного к потребностям
окружающих. Им по-прежнему двигала жажда власти – просто он понял, что не получит
желаемое, если не создаст видимость семейного благополучия.

Как Джеймс манипулирует Джиной

Джина относится к числу самых неэгоистичных и щедрых людей, каких я знаю.
Возможно, она даже чересчур неэгоистична. Ее бескорыстное благочестие – открытая дверь
для манипуляций и попыток Джеймса использовать ее в своих целях. Когда она настаивает
на том, что ему нужно быть внимательнее к собственной семье, он давит на чувство вины и
взывает к совести , чтобы вынудить ее поверить в чрезмерность ее запросов. Джина
выросла в неблагополучной семье, где не было недостатка в чувстве вины и стыда. Поэтому
она легко ведется, когда ее стыдят или побуждают чувствовать себя виноватой.
Джеймс освоил прием маскировки под служение лучше всех прочих
скрыто-агрессивных личностей, которые мне встречались. Поскольку явные действия
Джеймса подразумевают, что он беззаветно служит пастве, Джине крайне сложно поверить
своему чутью, которое говорит ей, что в действительности Джеймс невнимателен и
эгоистичен. Сама Джина всей душой верит в бескорыстное исполнение своего долга.
Поэтому, когда Джеймс изображает из себя такого бескорыстного служителя, попутно
приписывая Джине чрезмерную требовательность и эгоистичность, она молча соглашается с
этим.
Лучшей индикатором для характера Джеймса (и любого другого человека) служит то,
как он добивается власти и пользуется ею. Джеймс не только жаждет власти до такой
степени, что наносит ущерб своей семье, но и злоупотребляет той властью, которую имеет
как представитель Господа, когда подавляет сопротивление супруги. Хотя часто говорят, что
власть портит людей, Джеймс может служить живым примером того, что власть сама по себе
неспособна испортить характер человека, – наоборот, уже имевшийся в характере Джеймса
изъян заставляет его любой ценой стремиться к власти и злоупотреблять ею, едва заполучив.
Это тот же самый изъян характера, который за последние годы привел к краху нескольких
телепроповедников. Власть не могла испортить этих людей – она могла лишь ухудшить и без
того плачевную ситуацию. Безудержное стремление к власти и ее беспринципное
использование – признаки того, что характер этих людей уже был существенно испорчен.
Они с самого начала были манипуляторами, жадными до власти.
Вот еще один довод в пользу моей идеи о том, что власть сама по себе не портит
людей. Представьте себе ту безграничную власть, которую родитель имеет над своим
маленьким ребенком. В критические первые годы жизни родители в буквальном смысле
слова распоряжаются жизнью и смертью своих детей. Однако, за редчайшим исключением,
они используют эту власть предельно трепетно и осторожно. Так происходит потому, что
родители со здоровым характером, как правило, столь добросовестно относятся к
возложенной на них огромной ответственности и столь привержены выполнению своих
обязанностей, что вряд ли станут злоупотреблять полученной властью. Если бы обладание
властью само по себе портило характер, ни у кого из наших детей не было бы ни малейшего
шанса.
Чем больше власти получал Джеймс, тем сильнее проступал наружу его истинный
характер. Все чаще случались легкие трения с влиятельными прихожанами. Стычки всегда
возникали вокруг одного и того же вопроса – власти! Большинство хотело действовать
одним образом, а Джеймс настаивал на другом. Какое-то время ему удавалось добиваться
успеха и поступать по-своему при помощи излюбленных приемов – давления на чувство
вины, взывания к совести и рационализации. Однако борьба за власть набирала обороты. В
конце концов группа прихожан, озабоченных ситуацией, написала прошение об отстранении
Джеймса. Джина наконец получила то, чего так хотела: Джеймс вернулся на прежнюю
работу в деревенский приход. Порой пути Господни воистину неисповедимы!

Джордж Саймон "Кто в овечьей шкуре? Как распознать манипулятора"

Tags: статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment