pd_v_np (pd_v_np) wrote in rabota_psy,
pd_v_np
pd_v_np
rabota_psy

Применение психодрамы в психотерапии с детьми, пережившими насилие 5/12

Оригинал взят у pd_v_np в Применение психодрамы в психотерапии с детьми, пережившими насилие 5/12
Цели психологической помощи детям — жертвам насилия определяются исходя прежде всего из особенностей этих детей. Проведенные в русле психоаналитической педагогики исследования (К. Бютнер, Э. Джил, М. Ледер и др.) показали, что оскорбления, жестокость, отсутствие эмоционального тепла оказывают фатальное влияние на жизнь ребенка. Дети, которые пережили жестокое обращение, вырастают мнительными, ранимыми. У них искажено отношение к себе и к другим, они не способны к доверию, слишком часто не в ладу с собственными чувствами, склонны к жестокости, как бы вновь и вновь мстя окружающим за свой опыт унижений.


Начало
Применение психодрамы в психотерапии с детьми, пережившими насилие 1/12
Применение психодрамы в психотерапии с детьми, пережившими насилие 2/12
Применение психодрамы в психотерапии с детьми, пережившими насилие 3/12
Применение психодрамы в психотерапии с детьми, пережившими насилие 4/12

5.Приемы восстановления доверия

Восстановление доверия может происходить в процессе игрового разогрева, в котором делается упор на концентрацию чувств, связанных с ощущением силы и бессилия. В этом случае потерпевшим молодым людям становится понятнее, как могут злоупотреблять силой, и они острее чувствуют собственную ранимость.

Например, можно попросить группу разбиться на пары, учитывая, что участники, составляющие пару, должны быть приблизительно одинакового роста и веса. Партнеры, повернувшись лицом друг к другу, соединяют ладони своих рук так, чтобы центр тяжести пары находился между ними. Затем, надавливая своей ладонью на ладонь партнера или подчиняясь давлению с его стороны, стараются почувствовать изменение соотношения сил с течением времени.

Вербальный вариант этого разогрева предполагает, что пары должны почувствовать силовой баланс так, как это происходит в игре «Да-Нет». Ее суть состоит в следующем. Один из партнеров (назовем его А) должен представить то, чего ему в данный момент хочется больше всего, и предположить, что другой партнер (Б) может исполнить это желание. Затем А постоянно повторяет одно и то же слово «да». Тогда как Б, в свою очередь, твердит: «Нет, нет, нет». По условиям (правилам) игры-разогрева каждому из них запрещается говорить что-то другое.

После завершения упражнения-разогрева участники делятся с группой тем, что они открыли в себе в процессе его выполнения. Очень часто молодые люди вспоминают случаи из жизни, когда им приходилось ощущать прилив сил или приступ бессилия.

Организуя подобные упражнения, важно помнить, что каждому из членов группы нужно «пройти по обеим сторонам улицы», то есть сыграть эти диаметрально противоположные роли. Поэтому после обсуждения партнеры меняются местами и повторно выполняют упражнение, затем вновь делятся впечатлениями, на этот раз обращая внимания на то, насколько удобно или неудобно им было находиться в каждой позиции.

Такая рефлексия чувств на этапе восстановления доверия особенно необходима детям, пережившим те или иные виды насилия. Дело в том, что они разучились доверять собственным мыслям, телу, чувствам. Кроме того, они зачастую стесняются рассказывать о тягостных ситуациях своей жизни: они боятся сказать что-либо «непозволительное» или использовать «плохие слова». Ситуация в группе помогает ребенку, не способному найти подходящих слов для описания несчастья, которое с ним случилось, восстановить доверие. Это может произойти, когда он увидит, как другой малыш рассказывает о своих злоключениях, и позаимствует у него часть слов, которыми тот уверенно оперирует. В некоторых случаях терапевту стоит спокойно повторить те слова, которыми пользуется ребенок, без исправления их на «правильные», чтобы малыш не посчитал, что его упрекают за сквернословие, и не замкнулся.

Укрепить убеждение маленького человека в том, что выражение чувств является совершенно естественным, — это еще одна возможность восстановить утраченное доверие. Многие малолетние жертвы физического, психологического или сексуального насилия становятся очень бдительными по отношению к взрослым. Часто дети стремятся сделать все возможное для удовлетворения малейших прихотей родителей или учителей. «Я изо всех сил старалась быть хорошей дочкой», — говорила одна девятилетняя девочка, которую жестоко избивала мать в моменты своего плохого настроения. Большинство таких детей не в состоянии выражать гнев, страх, боль и другие сильные чувства только потому, что они боятся вызвать раздражение взрослого-агрессора.

В качестве разминки можно дать известное упражнение «Рычи, лев, рычи, стучи, поезд, стучи» (по Зимбардо).

Вследствие защитного механизма, препятствующего проявлению острых переживаний и сильного страха, дети, пережившие насилие, нередко как бы «замораживают себя», — их «тело немеет», они ничего не чувствуют и отучаются не только плакать, но и вообще выражать эмоции и чувства вовне. Как правило, они заявляют, что «все нормально», «у других и хуже бывает», и выглядят поверхностными, холодными или бесчувственными.
Таков их способ пережить боль, горечь, страх, стыд, — отчуждение от себя и своих чувств, или диссоциация.
Именно этот механизм включается, когда ребенок, который подвергается избиению или сексуальному насилию, думает о чем-то другом или «выходит из своего тела» и смотрит на происходящее как бы со стороны, как будто это происходит не с ним, а с кем-то другим.

Восстановление утраченного доверия может стать для ребенка очень долгим и болезненным процессом.
«Разве можно бить ногой подушку?» — спрашивал во время терапевтической сессии один тревожный пятилетний мальчик. Терапевт не только подтвердила, что можно, но и помогла ему сильнее ударить. «На кого мы так злимся?» — спросила она, едва переводя дыхание, после того как они вдоволь наколотили подушку. «На моего папу и на все это», — ответил малыш, впервые начав разговор «обо всем этом». «Под гневом находятся слезы.
Под слезами находится гнев»,— говорит Клаудиа Джевитт (Jewitt, 1982). Многие дети считают зазорным показывать слезы. Они считают, что слезы не вызывают понимания или сочувствия. Они вызывают лишь насмешку, а иногда приводят к повторному насилию.

Большинству детей и взрослых, испытавших сексуальное принуждение, необходимо вновь открыть для себя исцеляющую силу слез и найти возможность для перехода в детское состояние, в котором позволяется плакать.
Психодрама помогает сделать такой переход в процессе игры. Вскоре игры, возвращающие в раннее детство, начинают приносить участнику удовольствие и облегчение, и маленький человек может сам захотеть перейти к играм, которые по своему уровню соответствуют еще более раннему возрасту.

Только когда детям и подросткам удается почувствовать себя в безопасности, они могут в какой-то момент решиться воспроизвести жестокие сцены испытанного насилия над собой и попробовать учиться жить сначала.
Все, что происходит на сессии, очень важно обсудить с матерью или воспитательницей ребенка. Это нужно для того, чтобы близкие люди научились замечать характерные признаки регрессивного поведения ребенка и могли бы распознать их дома.

Человек, который взял на себя заботу о ребенке, должен быть предупрежден конфиденциально, что в течение терапевтического процесса возможно временное появление необычных форм поведения, например, плаксивости или внезапных вспышек гнева. Но обычно эти симптомы скоро проходят.

Продолжение здесь Применение психодрамы в психотерапии с детьми, пережившими насилие 6/12

Наталья Осухова, кандидат педагогических наук, ГосНИИ семьи и воспитания РАО, г.Москва
Данная статья была опубликована в N 43/200 еженедельника "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права на эту публикацию принадлежат автору и издателю.
Со страницы http://psychodrama.narod.ru/text/drama_nasilie.html




Tags: психодрама, травма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments