Римма Дюсметова (rimmadyusmetova) wrote in rabota_psy,
Римма Дюсметова
rimmadyusmetova
rabota_psy

Ребёнок разговаривает только дома? Срочно к психологу!



По опыту знаю, что многие психологи могут «пропустить» ребёнка с избирательным общением (элективным мутизмом), предполагая под симптоматикой аутизм или другое психическое заболевание, и дают неутешительные прогнозы.


Элективный мутизм, или избирательное общение, встречается у детей и подростков довольно редко. Возможно, поэтому многие специалисты (психологи, и не только) считают: если маленькие клиенты (пациенты) перестали разговаривать вне дома, то это логопедические проблемы или признак социофобии и аутизма. После чего такие дети направляются, как правило, к логопедам или психиатрам.

Логопед разводит руками, мол, не мой клиент. Психиатр может, понаблюдав за ребёнком, успокоить родителей, что главное - это не аутизм и, скорее всего, со временем само пройдет. Интеллект-то нормальный, поведение в целом тоже!
Элективный, или частичный, мутизм обозначает избирательное общение при сохранной способности говорить и понимать речь. При этом у больных наблюдается неговорение только в определённой обстановке (детский сад, школа, тренировки, в гостях, в больнице…) или при необходимости контакта с определённым человеком, группой людей (учитель, одноклассники, отвергаемый член семьи, все взрослые…).

При элективном мутизме дети всегда вовремя или с небольшим опозданием начинают разговаривать и понимать речь, в отличие от тотального мутизма, связанного с шизофренией, ранним детским аутизмом, реактивными состояниями или тяжёлыми неврологическими заболеваниями.
У психически здоровых детей элективный мутизм обычно появляется не раньше четырехлетнего возраста, когда уже полностью сформирована речь. Запускающим его моментом оказываются тяжелые психологические травмы, хронические стрессы, дефекты воспитания. Органической основой, которая мешает ребёнку справиться с психологической травмой и стрессами, являются минимальные мозговые дисфункции или легкая неврологическая симптоматика, как последствие неблагополучных беременностей и родов, тяжелых инфекционных заболеваний, механических травм головного мозга, шейного отдела позвоночника.

При элективном мутизме у детей в области горла, голосовых связок, челюсти в момент негативно окрашенной сильно выраженной эмоции (страх, ужас, гнев…) ощущается сильный спазм. Испытав такое в первый раз, они оказываются в растерянности и ужасе из-за того, что у них вдруг пропал голос. И пережитая один раз неожиданная негативная эмоция закрепляется как невротическая реакция в виде спазма в определенных обстоятельствах или с определенными людьми.
По сути, элективный мутизм является защитным механизмом, своеобразной психологической защитой от нежеланного, болезненного для психики общения. И в этом смысле избирательное молчание рассматривается в рамках истерического невроза в связи с условной желательностью подобного поведения. Особенно четко это отслеживается у детей, воспитанных по типу «кумир семьи», которые имеют завышенную самооценку, эгоцентричны, стремятся быть всегда в центре внимания.

Поскольку ребёнок совершенно нормально продолжает общаться в кругу семьи, родители чаще всего узнают о проблеме ребёнка через воспитателей, учителей или тех, с кем ребёнок вдруг перестает разговаривать. Для многих это шок, который заставляет родителей применять те методы воспитания, которые неприемлемы для ребёнка, у которого появились признаки избирательного общения. Не понимая, что при элективном мутизме спазмы как бессознательная вегетативная реакция не управляются волевым усилием ребёнка, родители пытаются объяснить ему, что это плохо, стыдно, неправильно.

«Провинившегося» ребёнка начинают ругать, критиковать, обзывать, сравнивать с другими, наказывать, принимая поведение малыша за застенчивость, упрямство, капризы, обидчивость, злопамятность. Все подобные попытки родителей по-своему «вразумить» ребёнка ещё более могут усугубить проблему, развивая у ребёнка чувство вины, своей ущербности. Только спустя месяцы взрослые члены семьи начинают понимать, что ребенку, страдающему элективным мутизмом, требуется помощь, и начинаются поиски специалистов.

Если же у ребёнка родители сами в детстве поздно заговорили или имели какие-то проблемы с речью (дефекты произношения, заикание), то они больше склонны думать, что проблема разрешится со временем сама. И из-за этого они тянут время, не обращаясь к специалистам. Однако и специалисты могут сказать им, что у них это генетическое, и они бессильны помочь ребёнку.

К сожалению, в большинстве случаев к детскому психологу дети с элективным мутизмом при сохранном интеллекте попадают только примерно через год после начала «вынужденного» молчания. Это обычно происходит или перед школой (срочно помогите!), или после того, как в первом-во втором классе ученик на уроках даёт только письменные ответы, и со стороны школы родителям дают понять, что пора обращаться к психиатрам и думать о домашнем обучении.

В некоторых случаях элективный мутизм выявляется на первичном приёме случайно. Родители приводят своего ребёнка совсем с другими жалобами (ночной энурез, снохождение, фобии…) и во время перечисления проблем даже не упоминают об избирательном общении. К сожалению, это происходит потому, что ребёнка уже «приговорили» к тому, что это неизлечимо или надо ждать, пока он не «перерастёт» проблему. Чаще всего родители уже смиряются с тем, что их ребёнок «особенный», и проблема его «социофобии» останется у него на всю жизнь.

Характерный пример.
Мальчик 8 лет, учится во втором классе. Приведён бабушкой в связи с тем, что мальчик не любит свою двухлетнюю сестрёнку (обижает, бьёт, грозится выкинуть из окна). Внука бабушка характеризует как плаксивого, капризного эгоиста. Способный, учится хорошо.

После проведённого сеанса психотерапии мальчик перестал обижать сестру. На втором, закрепляющем положительные изменения сеансе, он радостно признался, что любит сестру, и сейчас он должен защищать её и помогать ей во всём. Бабушка тоже восторженно отозвалась о внуке, что он перестал хныкать, капризничать и начал спокойно, без раздражения и злости обращаться с сестрой.

Однако, что интересно: о проблеме элективного мутизма заговорил сам мальчик. Он рассказал, что не может разговаривать со своей учительницей с первого класса, потому что «язык отнимается», признался, что ненавидит её и боится. По всем предметам он отвечал письменно.

Хотели во втором классе перевести его в другую школу. Надеялись, что со сменой учительницы исчезнет проблема. Но и там он неделю молчал, но уже со всеми. После этого мальчик захотел вернуться обратно в свой класс, потому что со своими одноклассниками он общался нормально, как все дети.

Было понятно, что для гиперопекаемого малыша рождение сестры стало большой психотравмой. Начало обучения в школе, где он не стал самым-самым по учёбе, совпало с травмой рождения сестры. Однако исключительным, особым он стал в классе потому, что ему было дано право не отвечать, как все, поскольку ему были под вопросом поставлены диагнозы «аутистические черты», «социофобия». Кстати, это несмотря на то, что мальчик во всём остальном, кроме невозможности общения с учительницей, отклонений от нормы не имел.

После психотерапии, целью которой было снижение общей тревожности, преодоление страхов и негативных переживаний, разрешение проблемы сепарации с мамой, а также изменение отношения к учительнице, у мальчика исчезла проблема избирательного общения.

Что интересно, оказалось, что мальчик имел тонкий слух, аудиальное восприятие информации. А у учительницы, когда она кричала, был невыносимо визгливый голос – это и стало триггером, запустившим у мальчика симптоматику элективного мутизма.

Необходимо отметить, что более реально развитие элективного мутизма у детей стеснительных, обидчивых, гиперопекаемых, склонных к страхам и истерическим реакциям, у растущих в закрытых семьях, находящихся в симбиотических отношениях с матерью.

Нельзя ожидать, что элективный мутизм у ребёнка пройдет сам. Большинство ученых отрицает наличие данных о самопроизвольно излечённых больных с этим диагнозом. Чем дольше длятся симптомы, тем хуже прогноз, поскольку они могут постепенно приводить к разрушению личности. Отказ говорить с определёнными людьми может генерализоваться, то есть перенестись больным на всех людей, кроме близких. Или даже превратиться в полный отказ разговаривать и с родными, что квалифицируется уже как тотальный мутизм.

Если у ребёнка начинает развиваться избирательное общение, то родителям стоит насторожиться и пройти комплексное обследование у детских психологов, психиатров, неврологов. При интеллектуальной сохранности ребёнка, если стаж болезни менее 3 лет, есть большая вероятность того, что психотерапия поможет полностью преодолеть симптомы элективного мутизма. Главное - найти квалифицированного специалиста, имеющего опыт работы с элективным мутизмом.

Однако надо иметь ввиду, что и родителям желательно пройти семейную психотерапию, поскольку симптомы этой болезни во многом зависят от семейных отношений. Или, по крайней мере, необходимо консультирование кого-то из родителей по поводу того, как взаимодействовать с ребёнком в дальнейшем, чтобы закрепить положительные результаты психотерапии.

Tags: истории из практики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments